четверг, 20 декабря 2012 г.

Календарь "Апокалипсис 2012"

Календарь "Апокалипсис 2012" - обложка
Январь - глобальное обледенение, февраль - ядерная война
Март - пришельцы из космоса, апрель - вулканы
Май - всемирное наводнение, июнь - восстание машин
Июль - глобальное потепление, август - зомби апокалипсис
Сентябрь - землетрясения, октябрь - загрязнение планеты
Ноябрь - инфекции, декабрь - метеориты из космоса

Немного юмора перед концом света :)

Лежать чоловік з дружиною вночі в ліжку . Дружина : - Щось курити хочеться . Піди купи сигарети . Чоловік з небажанням встає , одягається . Виходить на вулицю - все закрито . Дивиться - бар відкритий . Зайшов , сів за стійку , замовив собі випити . Поруч підсіла дівчина . Їй теж замовив випити . Розговорилися . Запропонував проводити її додому . Проводив . Вона запропонувала випити в неї кави . Він погодився . Після кави вони зайнялися сексом . У 6 ранку мужик прокинувся з думкою : "Дружина ж мене за сигаретами послала" ! Каже дівчині : - У тебе є крейда ? - Є . - Дай швидко ! Дівчина дала крейду і з цікавістю спостерігає за мужиком . Він намазав руки крейдою і пішов додому . Дружина в істериці запитує : - Ти де був ?! - Знаєш , кохана , я вийшов , дивлюся все закрито . Дивлюся - бар відкритий . Зайшов , сів за стойку , замовив собі випити . Поруч підсіла дівчина . Їй теж замовив випити . Розговорилися . Запропонував проводити її додому . Проводив . Вона запропонувала випити в неї кави . Я погодився . Після кави ми зайнялися сексом . У 6 ранку я прокинувся з думкою : "Дружина ж мене за сигаретами посилала" і ось прийшов... Жінка зробивши єхидне лице каже: - А ну покажи руки! Чоловік з винним виглядом показує руки... Жінка: - Знову сука з друзями більярд всю ніч грав!!!?

* * *

Анна Кареніна кинулася під потяг Hyundai, пролежала 3 години на коліях поки не змерзла на смерть.

* * *

З щоденника Московської блондинки ... 1. Купила машину. Клаксон працює. Це дуже важливо для безпеки на дорозі. 2. Якщо вийняти ключ із замка під кермом і колупатися ключем у вусі, машина глохне. 3. Якщо натиснути на праву педаль, вона дзижчить, а якщо смикати ручку посередині салону, вона хрипить і глухне. 4. Якщо натиснути ліву педаль і смикати ручку, вона не хрипить, але глохне, коли відпускаєш педаль. 5. Купила книгу "Практика водіння для початківців". Багато думала. 6. Стояночні гальма оснастили кнопкою. Це написано в книзі. Але в ній не написано, що стоянка перед будинком під нахилом. 7. Бампер на сусідські "Жигулі" коштує 1300 рублів. 8. Якщо економити бензин і їздити тільки з гірки, не заводячи машину, можна з'їхати дуже низько, але "клинить" кермо, тому краще їхати прямо. 9. Дочитала до глави "Початок руху". Глянула іншими очима на важіль перемикання передач. 10. Якщо на сидіння покласти подушку безпеки, сидіти буде м'якше і безпечніше. Але хитрий болт не дозволяє вийняти подушку з керма. 11. Вийняла подушку. 12. Вправляння перенісся коштує 800 рублів, плюс 350 на медикаменти. 13. Новий хитрий болт коштує 900 рублів (замовляти з Кореї, чекати місяць). 14. Відкрила багажник. З червоного трикутника табуретка не виходить, а підставка під гаряче - так. 15. Знайшла під килимком колесо, в два рази тонше за всіх інших. Треба подзвонити в автосалон і сказати, що вони помилково засунули мені колесо від мотоцикла. 16. Подзвонила в автосалон. Поклала "докатку" на місце. 17. Перевірила вогнегасник. 18. Заправка вогнегасника коштує 200 рублів. Видалення порошку з багажника безкоштовно, тому що сама чищу пилососом. 19. Їздила на роботу, показувала машину колегам. Вони хвалили колір і литі диски. Рекомендували поміняти прокладку між кермом і сидінням. Сама міняти не буду, хай в автосалоні міняють по гарантії. 20. Дзвонила в автосалон. Посварилася з колегами. 21. По дорозі з роботи машина зламалася. Подзвонила в страхову фірму - прислали евакуатор. 22. Хибний виклик евакуатора коштує 500 рублів. Бензин коштує 29 рублів за літр. 23. Купила наклейку "Спарк" на двері. Наклеїла, але двері краще не відкривати, бо наклейка виявилася не від цієї машини і наклеїлась відразу і на задні двері. 24. З'їздила на автоматичну мийку. 25. Антена коштує 400 рублів, установка 300 рублів, мийка 250. 26. Вирішила відвезти родину у відпустку на машині. Але чоловік раптом передумав їхати на море, сказавши, що боїться сонячних опіків і акул і взагалі, тут повітря чистіше. 27. Міняла повітря в колесах. Сусід прикро сміявся. 28. На ніч залишила машину з включеними фарами і милувалася нею з вікна. 29. Вранці машина зламалася. Викликала евакуатор. 30. Другий помилковий виклик евакуатора - 200 рублів. Мені знижка як оптовику. У подарунок від фірми отримала два дроти з "крокодилами" на кінцях. 31. Якщо надіти цей "крокодил" на ніс - з носа йде кров, а з очей - сльози. 32. Відвезла чоловіка на роботу. Обіцяла забрати потім додому, але він дивно на мене дивився і відмовлявся.

* * *

среда, 12 сентября 2012 г.

Откуда взялись москали?

Как вы думаете, откуда взялось слово «москали»? Это название великороссов (ставшее по непонятным причинам «пренебрежительным») обычно производят от слова «Москва» и связывают с термином «московиты» — так себя до времен Петра Первого именовали жители Московии. Однако это неверно, потому что слово «москали» существовало ЗАДОЛГО до того, как возвысилась Москва.
 
Анализ исторических документов привел меня к выводу, что «москали» — это чуть искаженное название мордовского народа мокша (моксель) – как раз и проживавшего исторически на территории нынешней Московской области. Впервые о «москалях», как именно о мордовско-финском племени, упоминается в летописях в связи с событиями 980-х годов, когда князь Владимир установил в Киеве обновленный пантеон русских языческих богов, а именно: Перуна – готского (шведского) громовержца, производного от римского Перкусиоса (громовержца Юпитера), Дажьбога и Стрибога – чисто славянских идолов, Хорса и Смаргла – скифско-иранских богов, почитаемых также местными тюрками, и Мокощь – богини в виде женщины-паука, главного божества племени мокош, или мокса, которую упоминает и Карамзин в своей «Истории…».
 
Это доказывает, что мокса (мокша) в конце Х века составляла вместе со скандинавскими, тюркскими и славянскими жителями Киева существенную часть населения города, а сам Киев имел связи с моксалями. И термин «москали», как искаженное на славянский манер «моксали», возник в Киеве именно тогда, еще в Х веке.
 
В заграничных источниках о «москалях», как именно мордовском народе, упоминали посол Папы Римского в империю Чингизидов — Иоанн де Плано Карпини, написавший свою «Историю Монгалов», и посол короля Франции Людовика IX к Хану Золотой Орды Сартаку — Вильгельм де Рубрук, написавший «Путешествие в Восточные Страны». Первый посетил двор Хана Батыя и столицу Империи Каракорум в 1246 году и вернулся в Европу в 1247 году через Киев. Второй посетил страну Хана Сартака, страну Хана Батыя и столицу Империи Каракорум в 1253–1254 годах и вернулся в 1255 году. Кстати, Вильгельм де Рубрук достаточно точно еще в те годы зафиксировал земли «Руссiи», ее границы и обычаи народа. Послушаем Рубрука: «К северу от этой области [за Перекопом] лежит Руссiя, имеющая повсюду леса; она тянется от Польши и Венгрии до Танаида [Дона]». (Вильгельм де Рубрук «Путешествие в Восточные Страны». Алма-Ата, 1990, стр.85.) То есть Русь – это только одна Украина, восточнее ее никакой Руси не было.
 
А вот что пишет Рубрук о земле и народе будущей Московии в главе «О стране Сартаха и об ея народах»: «Эта страна за Танаидом [Доном] очень красива и имеет реки и леса. К северу [от ставки Сартака, где пребывал Вильгельм де Рубрук в августе месяце 1253 года, ориентировочно северо-восток Воронежской области] находятся огромные леса, в которых живут два рода людей, именно: Моксель, не имеющие никакого закона, чистые язычники. Города у них нет, а живут они в маленьких хижинах в лесах. Их государь [князь из династии Рюриковичей] и большая часть людей были убиты в Германии [участвуя в походе Батыя в Европу в 1240–42 годах]…
 
В изобилии имеются у них свиньи, мед и воск, драгоценные меха и соколы. Сзади них [восточнее] живут другие, именуемые Мердас, которых Латины называют Мердинис [мордва] и они — Саррацины [мусульмане]. За ними [восточнее] находится Этилия [Волга]». (Вильгельм де Рубрук «Путешествие…», стр.88.) Итак, в 1253 году будущий народ Московии назывался Моксель. Кстати, и Н.М. Карамзин, и С.М. Соловьев, и В.О. Ключевский в своих трудах подтвердили факт вхождения в 1253 году «Ростово-Суздальских княжеств» в состав владений Хана Сартака, сына Батыя.
 
Украинский историк Владимир Белинский, исследовавший мордовские корни Москвы в книге «Страна Моксель» (1995), пишет в этой связи: «Вильгельм де Рубрук в 1253 году зафиксировал следующее распределение земель между Батыем и Сартаком: Сартак владел землями Золотой Орды от Дона до Волги, и от Каспийского и Азовского морей до северных мест страны Моксель, куда дошли лошади татаро-монголов в 1238 году. Жили в «Стране Сартаха» в те годы, кроме татарских племен, только «два рода людей»: Моксель (евшие свинину) и Мердинис (мусульмане). Значительно позже, благодаря усилиям великорусских «писателей истории», появилось название «Ростово-Суздальская земля»». А вот что сообщает Большая Советская Энциклопедия в подтверждение словам Вильгельма де Рубрука о стране и народе Моксель: «Мордва, …делится на 2 основные группы: Мордву-эрзю и Мордву-мокшу. Каждая группа сохраняет свое самоназвание (эрзя и мокша)… Эрзянский и мокшанский языки составляют особую группу финно-угорских языков…
 
Впервые Мордва под названием Морденс упоминается у готского историка Иордана (6 век). Данные языка и материальной культуры указывают на автохтонность Мордвы в междуречье рек Оки и средней Волги…». (БСЭ (третье издание), том 16, стр. 565.) И далее: «Мокша, этнографическая группа мордвы». (Стр. 423.)
 
Следует сказать, что буква «ш» в слове «мокша» звучит по-фински вовсе не как «ш», а как очень мягкая «съ» с едва заметной примесью «ш». А древнее ее название (и более правильное) – моксель. Владимир Белинский, к сожалению, не обратил внимания на явную близость слов «москаль» и «моксель». «Москали» — это и есть «моксали», а смена порядка букв «кс» на «ск» — типичное для древнерусского языка явление, ибо финское сочетание «кс» было несвойственно древнерусскому языку и неизбежно заменялось на «ск». Хочу обратить внимание, что слово «москали» произошло не от слова «Москва», а является как раз точным и конкретным названием народа мокша-москель. Ибо в противном случае оно звучало бы как «москвали» или «московиты». Но все-таки слова «москали» и «Москва» очевидно связаны – и связаны тем обстоятельством, что «Москва» — это тоже производное от названия народа «моксель».
 
ОТКУДА ВЗЯЛАСЬ «МОСКВА»?
 
Согласно БСЭ, Мордва делится на две группы — Мордву-эрзю и Мордву-мокшу. Так вот Мордва-эрзя имела своей столицей город Эрзя (ныне Рязань). Относительно Мордвы-мокши, которая называлась Моксель, можно предположить аналогичное – столицу с названием Москва — от реки Москва, где корень слова и есть народ мокша. Моксали были самым западным к Киеву финским племенем, поэтому русины (украинцы) Киева и перенесли в дальнейшем их название (искаженное на «москали») на всех финнов Центральной России.
 
Моксали-москали проживали в нынешних Московской, Калужской и Тульской областях, гранича со славянскими Брянском и Смоленском, жили на севере Рязанской области (гранича с эрзя), а также жили на территории нынешней Мордовии и Пензенской области. Любопытно, что река Москва плавно переходит на территории Рязанской области в реку Мокша (на которой стоит город Мокшан у ее истоков в Пензенской области). Видимо, в древности вся эта часть Оки называлась Москва (Моксва) – Мокша-Мокса, ибо на ней всюду жили моксали, а часть этого образования — река Мокша, текущая на севере Рязанской области, в Мордве и Пензенской области, — это продолжение реки Москва. А точнее, ее историческое НАЧАЛО. Ибо тут есть противоречие в том, что у реки Мокша по-фински обязательно должно быть окончание «Va»: Moks + Va. Почему же его нет? Попробую предложить следующий ответ, создающий цельную картину формирования этих гидронимов. В.О.Ключевский писал в книге «Исторические портреты», стр. 42:
 
«Так и на этом пространстве и в восточной полосе Европейской России встречаем множество рек, названия которых оканчиваются на ва: Протва, Москва, Сылва, Косва и т.д. У одной Камы можно насчитать до 20 притоков, названия которых имеют такое окончание. Va по-фински значит вода. Название самой Оки финского происхождения: это — обрусевшая форма финского joki, что значит река вообще. Даже племенные названия мери и веси не исчезли бесследно в центральной Великороссии: здесь встречается много сел и речек, которые носят их названия.
 
Уездный город Тверской губернии Весьегонск получил свое название от обитавшей здесь веси Егонской… Определяя по этим следам в географической номенклатуре границы расселения мери и веси, найдем, что эти племена обитали некогда от слияния Сухоны и Юга, от Онежского озера и реки Ояти до средней Оки, захватывая северные части губерний Калужской, Тульской и Рязанской». Удивительно, что российские лингвисты уже 200 лет не могут открыть этимологию названия реки (и затем города) Москва, когда она очевидна и лежит на поверхности! «Москва» у финнов-мордвы ранее именовалась как «Моксва» и была только в русском языке искажена на «Москва» (переход финского «кс» в русское «ск»). Так вот «Моксва» — это буквально «вода народа Моксель-мокши»: Moks+Va. По этому правилу созданы названия и других финских рек Центральной России. Российский историк Алексей Бычков в книге «Московия» (М. 2005) дает другую трактовку названия реки Москва, выводя его как финское «Маска-ава», то есть «Медведица».
 
Это кажется неверным, потому что Va – это, как верно отмечал Ключевский, слово «вода», всюду встречающееся в окончаниях названий финских рек. Кроме того, сама река Москва переходит на севере Рязанской области в реку Мокшу. Это неопровержимо показывает, что Москва – это Moks+Va, название народа Мокша + окончание «вода». Что первично – название племени, давшее название реке, — или название реки, давшее имя племени? В данном случае я полагаю, что в 8–9 веках часть мордвы, жившая по реке Мокша (Мокса), получила от реки название мокша-мокса. Затем они стали осваивать по этой реке территорию западнее, уходя в западную часть Оки. Там эта часть Оки получила уже от названия народа мокса свое имя (мокса+ва). Эта картина кажется вполне убедительной. Ну а в дальнейшем уже от реки Моксва, измененной русинами Киева на «Москва», появилось название «московиты», заменившее название «москали» (то есть мокша).
 
Как видим, «москали» существовали еще до возвышения Москвы, означая мордву мокшу-моксель (что зафиксировано европейскими послами в 1253 году). Сам термин «москали» — это вовсе не выдуманный «врагами Москвы» термин, а САМОНАЗВАНИЕ народа мокша, жившего на реке Москве. Именно «москалями» они сами себя и называли. А вот неприятие этого термина в России вызвано, думаю, именно тем, что Москва всегда хотела отвергать свое финское происхождение и «примазаться» к славянам. Вот почему российские историки и лингвисты 200 лет ищут этимологию названия «Москва», да найти не могут. Точнее говоря – я совершенно уверен, что многие российские лингвисты до меня находили, что Москва – это река народа мокша (Моксель), да вот им рты затыкали, ибо ради имперских интересов власти над Украиной и Беларусью нужно было скрывать правду о своем Финском Отечестве – и слагать сказки про «финских славян» Центральной России.
 
Между тем никаких своих славян в России никогда не было – ибо это Великая Финляндия, не имеющая никакого отношения ни к славянам, ни к Руси. Но в России настолько привыкли считать свое финское содержание «русским», что никто не задумывается о нелепости даже имени былинного героя Ильи Муромца, которого считают «славянином» и «русским», тогда как Илья Муромец – это Илья Эстонец, ибо ближайшей родней эстонцев были именно финский народ мурома, а вовсе не славяне. Проблемы нет, если кто-то нерусский и не славянин ассимилируется в славянской среде: сей процесс происходит везде, и он означает в первую очередь культурное и ментальное принятие славянского содержания не славянином.
 
Но тут мы видим нечто неслыханное: в «славяне» записывают огромнейшие финские территории Центральной России. И проблема в том, что они вовсе не ассимилировались в славянской среде, а «вошли в нее», полностью неся свою финскую культуру (выдаваемую ныне за «славянскую»), финский менталитет и финские антропологические черты. Да еще и шутят о «тормознутости» финнов, хотя сами финнами и являются…
 
ВЕЛИКАЯ ФИНЛЯНДИЯ
 
Продолжу цитаты из БСЭ.
 
Том 16, стр.205: «Мещера, древнее племя… Говорило на языке финно-угорской группы. По археологическим данным, с Мещерой связаны могильники и городища 2–12 вв., расположенные по среднему течению Оки… Большая часть Мещеры к 16 в. обрусела…».
 
Том 16, стр.101: «Меря, племя, предки которого в …1-м тысячелетии новой эры жили в районе Волго-Окского междуречья. Впервые Меря (merens) упоминаются в 6 в. готским историком Иорданом… Язык Мери относился к финно-угорской семье…».
 
Том 17, стр.127: «Мурома, племя, родственное мордве, жившее на берегах Оки… Язык Муромы относится к финно-угорской группе… В 10–11 веках Мурома платила дань Руси [Киевской Руси], в 12 в. полностью обрусела».
 
Владимир Белинский считает, что все эти и другие финские племена России и назывались обще словом «Моксель»: «Все племена говорили на финно-угорской группе языков, то есть, были племенами одного корня, одного происхождения. И, естественно, в старину носили одно обобщенное название народа, каковым и было слово — Моксель. В отличие от родственной, мусульманской – Мердинис (Мордвы – В.Д.)».
 
Взглянем, какими поселениями ограничивалось междуречье Оки и Волги. По Оке, с востока на запад: Муром, Рязань, Коломна, Калуга, Козельск; по Волге: Городец, Кострома, Ярославль, Тверь, Ржев. А за Костромой, Ярославлем и Тверью проживали племена Веси. В Тверской земле до сего дня сохранилось напоминание о Веси — город Весьегонск. БСЭ, том 4, стр.582: «Весь, прибалтийско-финское племя …арабским географам 10–14 вв. Весь была известна как народ вису, живший к Северу от Болгарии Волжско-Камской… Постепенно часть Веси обрусела…».
 
Итак, вся «великорусская земля» от Мурома, Рязани и Калуги до самого Беломорья и Вологды в IX-XIII веках была полностью заселена родственными племенами, говорившими на одном финском языке. Скорее всего, от имени народа Моксель (мокша) все финские племена, являвшиеся тогда единственным населением Центральной России, стали в Киевской Руси называться обще «моксалями», и в языке Руси-Украины это быстро изменилось на «москали». Так термин «москали» стал обозначать всех финнов, живущих восточнее Руси-Украины. (Аналогично и славяне Полабья стали называть всех немцев по имени германского племени Nemetes, жившего с ними погранично.)
 
Заглянем в труды российских историков, в том числе создателей исторической науки России. Все пишут о том же: что никаких славян в России не было, а жило там только одно финское население. К.Валишевский в своей книге «Иван Грозный», изданной в России в 1912 году, писал на стр. 16: «Съ этнографической точки зрънiя девять десятыхъ страны [Московии] имъли только то русское населенiе, которое оставила здъсь прокатившаяся волна недавняго колонизацiоннаго движенiя. Не было необходимости въ то время «скресь» русскаго, чтобы найти татарина и особенно финна. Основой населенія вездъ являлось финское племя». В.О. Ключевский, профессор Московского университета и Московской Духовной Академии, приемник С.М. Соловьева на кафедре русской истории Московского университета, писал («Исторические портреты», Москва, 1990 год, стр. 41):
 
«…Великорусское племя… было делом новых разнообразных влияний… притом в краю, который лежал вне старой коренной Руси и в ХII в. был более инородческим, чем русским краем… Финские племена водворялись среди лесов и болот центральной и северной России еще в то время, когда здесь не заметно никаких следов присутствия славян». Еще ранее эту мысль высказал Н.М. Карамзин: «жили тогда…: Меря вокруг Ростова и на озере Клещине, или Переславском; Мурома на Оке, где сия река впадает в Волгу; … Чудь в Эстонии и на Восток к Ладожскому озеру; Нарова там, где Нарва; … Весь на Белеозере; Перьм в Губернии сего имени; … Печора на реке Печоре. Некоторые из сих народов уже исчезли в новейшие времена или смешались с Россиянами…» (Н.М. Карамзин «История государства российского «, том I, стр. 45.)
 
И подытожил в своей книге профессор В.О. Ключевский на стр. 44:
 
«…Наша великорусская физиономия не совсем точно воспроизводит общеславянские черты… именно, скулистость великоросса, преобладание смуглого цвета лица и волос и особенно типический великорусский нос, покоящийся на широком основании, с большой вероятностью ставят на счет финского влияния».
 
Весьма ценное и честное суждение, потому как сегодня все жители Центральной России себя считают «славянами» и постоянно вещают на ТВ и на страницах книг, что типичные черты финна (лунообразное лицо и нос «картошкой») – это якобы «типично славянские черты». Хотя славян с такими чертами не существует АНТРОПОЛОГИЧЕСКИ, что прекрасно знают российские археологи, по строению черепов определяя их расовую принадлежность.
 
Например, экспедиция академика РАН В.Янова нашла в Новгородской области останки поселения колонистов, по строению черепов которых (и по другим, конечно, признакам) удалось определить, что это славяне ободриты с Лабы-Эльбы, откуда и был родом легендарный Рюрик, князь Руси ободритов. В расположенных везде ВСЕХ других сотнях исторических поселений Новгородской области никаких следов славян нет – строение черепов соответствует финнам (саамам, чуди и веси). Конечно, не дело академика бороться с заблуждениями россиян, повально считающих себя «славянами», но ситуация выглядит просто анекдотично, когда милицейские сводки Сыктывкара, Уфы и Казани вещают на местном ТВ, что «разыскиваются преступники славянской внешности» (в противовес другой формулировке МВД о преступниках «кавказской внешности»), хотя под «славянской внешностью» тут понимается местная околоевропеоидная – финская или татарская. То есть финны, татары и башкиры уже давно себя относят к «славянской внешности».
 
В.О. Ключевский, стр.41–42: «В области Оки и верхней Волги в XI- XII вв. жили три финские племени: мурома, меря и весь. Начальная киевская летопись довольно точно обозначает места жительства этих племен: она знает мурому на нижней Оке, мерю по озерам Переяславскому и Ростовскому, весь в области Белоозера.
 
Ныне в центральной Великороссии нет уже живых остатков этих племен; но они оставили по себе память в ее географической номенклатуре. На обширном пространстве от Оки до Белого моря мы встречаем тысячи нерусских названий городов, сел, рек и урочищ. Прислушиваясь к этим названиям, легко заметить, что некогда на всем этом пространстве звучал один язык, которому принадлежали эти названия, и что он родня тем наречиям, на которых говорят туземное население нынешней Финляндии и финские инородцы среднего Поволжья, мордва, черемисы».
 
Насчет «туземцев» тут российский историк явно «хватил лишнего», называя фактически всех русских Центральной России (великороссов – бывших финнов) «туземным населением». Не исключаю, что такое отношение историка к исконным народам России в чем-то вызвано его происхождением из славянской Руси-Украины. С.М. Соловьев в «Истории России с древнейших времен» и в других работах всюду пишет о финских корнях России, например, неоднократно указывает, что «Ростов Великий построен и населен финскою мерею».
 
Он не считает его славянским городом, ибо «славяне там не жили». Немногие города Московии, получившие славянские имена, были все до одного основаны только князьями из Киевской Руси (то есть украинцами), ехавшими в этот финский край «москалей» («инородцев», как писал выше Ключевский) за неимением вотчин у себя на родине-Руси. По этому поводу Владимир Белинский замечает: «Все поселения Ростово-Суздальской земли к приходу Рюриковичей со своими ватагами – давно были построены и заселены финскими племенами. И пришлый князь здесь, точно как и среди славянских племен, в Киевской Руси, кочевал от одного селения к другому, где примут».
 
Российские историки Н.М. Карамзин («История государства российского», 1803–1829 годы), С.М. Соловьев («История России с древнейших времен», 1851–1879 годы), В.О. Ключевский («Курс русской истории», 1904–1910 годы) дружно указывают, что этнос великороссов (нынешних русских) сформировался из финского этноса как его основы (то есть русские Центральной России – это этнически, антропологически – именно финны, а вовсе не славяне). Сии историки, конечно, в этом формировании искали обязательно (по заказу «свыше») и некую «славянскую составную».
 
Например, В.О. Ключевский заключает:
 
«В этом влиянии этнографический узел вопроса о происхождении великорусского племени, образовавшегося из смеси элементов славянского и финского…». Но что тут было «славянского»?
 
Согласно трудам этих историков, никакого переселения славян-украинцев с Руси-Украины в Московию тогда не было (кроме пары мелких эпизодов). То есть, не было в Московии никакого «пришествия славян» с Украины на «туземные» финские земли. Были только два фактора русификации финнов Москвы: это подчиненность этих финских земель князьям Киева – земель, замечу, совершенно нерусских и неславянских. И второй, главный фактор – миссионерская деятельность РПЦ Москвы. Сия деятельность шла с трудом, ибо финны Золотого Кольца Москвы не хотели принимать христианства.
 
Например, финский народ вятичей его не принимал до XII века (сегодня в российских журналах кроссвордов под заданием «славяне» или «русичи» постоянно ставится слово «вятичи», хотя этот финский народ никогда не был славянами и принципиально отвергал власть Рюриковичей Киева – то есть Руси – над собой до татарского нашествия: Вятка не была Русью, когда угодила в Орду).
 
Как я писал выше, в докладах европейских послов относительно земли моксалей (именуемых у нас ненаучно-фантастическим термином «Ростово-Суздальские княжества»), вошедших в 1253 году в состав владений Хана Сартака, сына Батыя, сказано четко и конкретно: сии моксали-москали были язычниками. Поэтому непонятно, с какой стати в Москве торжественно отмечали 1000-летие крещения Руси, когда сия Московия при вхождении в Орду не была ни Русью, ни православной?
 
Ситуация пикантна тем, что православие этим финнам нес как раз Сартак, который его принял от Византии (на монетах Орды Сартака византийские кресты и двуглавые орлы, Византия послала к Сартаку миссию, которая построила у него храмы и т.д.). Православие Орды получило широкое развитие в 1273 году, когда еще задолго до венчания московского князя Ивана III с Софьей Палеолог, правитель Орды Ногай женился на дочери византийского императора Михаила Палеолога – Ефросинии Палеолог. И принял православие (как и двуглавого византийского орла в качестве официального герба Орды, и титул царя Орды). Московия – страна Моксель – потому и находилась почти три века в Орде, что не была ни русской, ни православной. А вся ее русификация в это время осуществлялась только миссионерами РПЦ Киева – через принятие «москалями» Киевского православия.
 
Русификация страны финнов (то есть России) происходила, согласно историкам, так: киевские священники-миссионеры приезжали в финские земли восточного соседа, где основывали храмы и монастыри, охмуряли новой верой местное население, которое, принимая эту веру (основанную на древнеболгарском языке), постепенно теряло национальную идентичность. Крещенным финнам Московии РПЦ Киева раздавала болгарские имена и болгарские фамилии на «-ов», так Московия обрела своей самой массовой фамилией самую массовую в Болгарии фамилию Иванов.
 
«Церковность» происхождения нации великороссов доказывает в первую очередь этот факт, ибо у других славян, живущих погранично с Московией (кстати, весьма далеких от Болгарии), фамилии были вовсе не «болгарские», а свои местные славянские: на -ич, -ский и пр., никак не связанные с болгарскими традициями. Карамзин, Соловьев и Ключевский подытоживают: нация великороссов была создана из финнов только к XVI-XVII векам, до этого великороссы еще оставались финнами. В этой связи украинский историк Владимир Белинский замечает: «Великороссы – не являются изначально славянским народом, никогда им не были и в тех условиях быть им не могли. Даже среди основной массы великороссов славяне, выходцы из Поднепровья, составляли ничтожно малую долю процента».
 
Об «основании Москвы Юрием Долгоруким» он пишет: «Будучи шестым сыном Мономаха, не получив в наследство «стола», пошел с дружиною искать новое место и новых «подданных». Найдя стол, за многие сотни километров от Руси, осел среди племен: мери, веси, муромы, мещери, мокши и мордвы, в земле Моксель, как ее назвал Вильгельм де Рубрук».
 
Кстати, само появление крепостного права в Московии (и затем России) и его жестокость объясняются только тем, что киевские князья и дружинники повелевали над туземным населением инородцев – финнов, не славян. У себя на родине в Украине их отношение к крестьянам-русинам было совершенно иным, там вассал уважался, ибо был соплеменником, а тут царил расизм, аборигенов русские (то есть украинские) колониалисты не считали людьми.
 
«Аукнулось» в 1795 году, когда Россия захватила Беларусь и 2/3 Украины, вводя там впервые для нас крепостное право, ранее неведомое. И далее:
 
«В начальном периоде создания народности, а впоследствии — нации великороссов, ее основу составляли финские племена, проживавшие на своей исконной земле»; «славянское начало при создании нации великороссов составляло ничтожно малую долю процента и, практически, в этом этносе отсутствует»;
 
«Даже в XVII веке дабы сие увидеть и убедиться «скресть русскаго» [оборот Соловьева] необходимости не было. Поставлен под сомнение и отвергнут один из глупейших мифов Российской Империи – миф о славянском происхождении Московского княжества».
 
ВЫВОДЫ
 
Создатели истории Государства Российского Карамзин, Соловьев и Ключевский единодушны в своих выводах: великороссы (то есть русские России) – это русскоязычные финны, а не славяне. Но коль так, то с какой тогда стати делегация России постоянно участвует на Съездах славянских народов в Минске, представляя русских-великороссов именно как славян? Они должны принимать участие в своих Съездах финских народов, ибо славянами не являются. И полным абсурдом является массовый приезд на съезды казаков России, которые в царской России даже к русскому народу не относились, ибо имели свой черкасский язык еще в 1913 году.
 
А тут кроме финнов еще и черкассы-казаки захотели себя считать «славянами», хотя «казаки-славяне» — это полный анекдот у ученых-славистов. Аналогичный «арабу-славянину» или «китайцу-славянину». Участие России возможно в совершенно ином форуме – в форуме славяноязычных стран, куда с удовольствием примут в том числе славяноязычных бурятов и чукчей России.
 
Подобные форумы в рамках франкофонии постоянно проводит Франция, собирая делегации из своих бывших колоний в Африке, Америке, Океании. Но там алжирцы и прочие вовсе не выдают себя за этнических французов. А Россия пытается свое население выдать за «славян», в том числе славяне при последней переписи населения «пополнились» только в одной Бурятии на 70 тысяч бурятов, как писала пресса Читы. Так буряты, «переписавшись» в «модные» русские, стали из бурятов «славянами». Можно подумать, что родилась новая народность славян с монголоидными чертами лица. Хотя основания все есть: у всех бурятов в Читинской области именно болгарские фамилии на –ов и русские имена, согласно именам крещения РПЦ Москвы, они в большей части православные.
 
Вся говорят на чистом русском языке и себя считают русскими, бурятского языка не знают. Так «прирастает» Россия славянами.
 
Конечно, никто не может запретить буряту считать себя русским. Но эта свобода, по которой еще при Иване Грозном вся Орда превращалась в «русских», выводит Россию за рамки Славянского Мира, оставляя ее только в рамках славянофонии – по аналогии с франкофонией.
 
На недавнем съезде славян в Минске все заполонили казаки-черкассы, русскоязычные тюрки, потрясая народ Минска своими диковинными лампасами, экзотической для славян кавказской формой и астраханскими а-ля ислам бородами (в Минске я никогда не встречал никого с такой бородой, такие диковинные бороды вы никогда не найдете и в Кракове, Львове или Праге, ибо все славяне – в отличие от казаков – бреют лица). Но где же тогда на съезде славян буряты Читы с их такими же «славянскими», как у казаков, бубнами, которые точно так по паспорту русские? Ведь в России русский по паспорту – это автоматически как бы «славянин».
 
Сегодня Славянский Мир переживает депопуляцию из-за малой рождаемости, но – вот удивительно! – он продолжает расти, как на дрожжах. Новая перепись населения в России покажет, что Славянство снова пополнилось миллионами новых «экзотических славян»: компанию финнам, бурятам и казакам-черкассам России в семье славян составят новые миллионы записавшихся «в русские» эвенков, татар, китайцев и вьетнамцев, ханты и манси, ненцев, таджиков, абхазов и пр. Сегодня в России (где к инородцам относятся недружелюбно) модно менять национальность, ибо запись в паспорте «русский» означает изменение и расы.
 
Для изменения пола надо хотя бы делать операцию, а тут ничего не требуется, кроме желания бурята или китайца пополнить семью славян. Что же, ничего не остается, как встречать своих новых славянских братьев с хлебом-солью… 
 
Источник: Вадим Ростов
«Секретные исследования»


Источник:  http://narodza.at.ua/publ/2-1-0-91

среда, 22 августа 2012 г.

Лингвисты объяснили бережливость финнов грамматикой языка

Ученые нашли финской бережливости необычное объяснение.
Газета Турун Саномат приводит результаты исследования профессора Йельского университета Кита Чена, согласно которому экономное отношение к деньгам формируется грамматической особенностью финского языка.
Ученый отмечает, что в финском, как и в эстонском, отсутствует четкая конструкция построения будущего времени, а это, по мнению ученого, влияет на отношение человека к будущему вообще.
Например, для построения фраз "сегодня холодно" и "завтра будет холодно" в финском языке используется один и тот же вспомогательный глагол в настоящем времени.
Напомним, ранее эксперты составили рейтинг нестабильности государств. Самым стабильным государством в мире была признана Финляндия.

По материалам: Yle.fi

четверг, 9 августа 2012 г.

Русский язык больше не язык

Институт лингвистики в Тарту (бывшая Академия языковедения СССР) объявил, что русский язык в течение ближайшего года может быть исключен из списка языков мира.

Мониторинг, ежегодно проводимый сотрудниками института, показал, что русский язык перестал соответствовать минимальным требованиям о самоидентичности, богатстве словарного запаса и сфере применения.
Если в течение 2013 года картина не изменится, то русский язык будет объявлен мертвым языком, со всеми вытекающими из этого последствиями: закрытие курсов русского языка в Европе, исключение его из официальных языков организаций мира (ООН, ЮНЕСКО) и запрет на его употребление в посольствах для общения с россиянами.
Нужно сказать, что Институт лингвистики в течение последних пяти лет ежегодно предупреждал власти РФ о высокой вероятности развития событий по этому сценарию, но всего его обращения остались без ответа. По классификации ЮНЕСКО существуют несколько стадий отмирания языка, и русский полностью соответствуют самой тяжелой из них: язык России превратился в контекстно-ситуативный набор грамматических форм.
Эта точка регресса характеризуется следующими особенностями.
Во-первых, почти заканчивается словообразование на основе родных корней. Новые термины и понятия являются заимствованными. Понятия, пришедшие извне, вытесняют родные аналоги, из двух синонимов выживает заимствованный. Общество не способно производить адекватную замену иностранным словам, довольствуясь прямым заимствованием, разрушается связь между деятельностью индивида и его родным языком. Частным случаем такого регресса является «язык рабов», достаточный для понимания указаний хозяина, но абсолютно бесполезный для общения на отвлеченные темы. Как пример ученые Тарту приводят широко распространенный в России «рунглиш».
Во-вторых, знание языка перестает поощряться в обществе. Снижается ценность этого знания для экономически активного индивида, язык не способен поднять стоимость работника в конкурентной борьбе на рынке труда. На первое место при трудоустройстве выходят личные связи и требования по минимальной зарплате, поэтому в структуре занятости преобладают «блатные» на вершине пирамиды, и «гастарбайтеры» в её основании. Государство без видимых протестов общества сокращает часы преподавания родного языка в школе, экзамены по нему проходят в виде обезличенных тестов. Снижается общий уровень грамотности теле- и радиовещания, газеты выходят с опечатками и ошибками, которые никто не замечает.
В-третьих, государственные структуры не используют в своей деятельности официальный язык страны. Патриархальная Православная Церковь проводит богослужения на церковнославянском, МВД использует упрощенный служебный диалект, МИД оперирует французским, немецким и английским. В такой ситуации полностью исчезает понятие единого языка, население разобщается по профессиональной принадлежности, которая определяет значение и смысл слов.
В-четвертых, язык перестает быть образным, из него вымываются слова общего значения, предпочтение отдается синонимам местоимениям «тот» и «этот». Общение между людьми сводится к ситуативно-контекстному словообразованию, часто на основе одного корня.
— Дай эту фиговину.
— На фига?
— Я ею прифигачу вот эту фигню.
— Так ведь фигня получится!
— А тебе не по фигу?
Как пишут исследователи из Тарту, данный диалог очень напоминает общение высших животных, которые с помощью одинаковых звуков передают друг другу информацию, определенную конкретной ситуацией.
Подводя итоги своего исследования, Институт лингвистики Тарту с сожалением отмечает, что русский язык де факто уже умер, и остается последний год его официального существования.

p.s. Это фейк ;)

Источник: http://fognews.ru/russkij-yazyk-bolshe-ne-yazyk.html

вторник, 10 июля 2012 г.

 НЕРУССКИЙ РУССКИЙ ЯЗЫК


Почему все славяне понимают другие славянские языки без переводчиков (в том числе белорусы и украинцы), и только одни русские славянских языков не понимают – и им кажутся непонятными даже так называемые «восточно-славянские» языки Беларуси и Украины?


В средневековой Московии существовало одновременно несколько языков. Околославянский койне – как язык княжеской знати. Народные языки туземцев (финские). Тюркские языки как религиозные в период пребывания в Орде и после захвата Иваном Грозным власти в Орде (до 1589 г.). И, наконец, болгарский язык – как язык православных текстов и религиозных культов. Вся эта смесь в итоге и стала основой для нынешнего русского языка, совпадающего в лексике только на 30-40% с другими славянскими языками, у которых (включая белорусский и украинский) это совпадение несоизмеримо выше и составляет 70-80%. Сегодня российские лингвисты в основном сводят истоки современного русского языка только к двум составляющим: это народный язык России (отнюдь не славянский, а славяно-финский койне с большим тюркским и монгольским влиянием) – и болгарский (древнеболгарский), он же «церковнославянский». (В качестве третьего языка России можно назвать современный литературный русский язык, который является совершенно искусственным кабинетным изобретением, эдаким «эсперанто» на основе двух указанных выше языков-источников; на этом «эсперанто» я и пишу статью.)

Почему все славяне понимают другие славянские языки без переводчиков (в том числе белорусы и украинцы), и только одни русские славянских языков не понимают — и им кажутся непонятными даже так называемые «восточно-славянские» языки Беларуси и Украины? Почему в России с пренебрежением относятся к якобы братскому славянскому украинскому языку, почему его никогда не преподавали и не преподают сегодня в российских школах, не хотят его учить русские в Восточной Украине и активно протестуют против самого статуса украинского языка как государственного на Украине? Хотя это — язык Киева, Матери городов Русских и Крестителя Руси, это сама СУТЬ РУСИ. Откуда этот странный для славян сепаратизм россиян, нежелание считать общими истоками Украину и Беларусь-ВКЛ? Ответить на эти и другие вопросы, наверно, поможет сама история становления языка России, который лишь с огромной натяжкой можно называть «русским» и тем более «славянским»...

НЕСЛАВЯНСКАЯ РОССИЯ


Начиная разговор о русском (российском) языке, следует прежде всего вспомнить, что Россия — это неславянская страна. К территориям, населенным древними околославянскими народностями, можно отнести лишь Смоленск, Курск, Брянск — территории древних кривичей (славянизированных западными славянами балтов). Остальные земли — финские, где никаких славян никогда не жило: чудь, мурома, мордва, пермь, вятичи и прочие. Сами главные топонимы исторической Московии — все финские: Москва, Муром, Рязань (Эрзя), Вологда, Кострома, Суздаль, Тула и т.д. Эти территории были за несколько веков завоеваны колонистами-ободритами Рюрика, приплывшими с Лабы (Эльбы), однако число колонистов (построивших возле Ладоги Новгород — как продолжение существовавшего тогда полабского Старогорода — ныне Ольденбурга) было в этих краях крайне мало. В редких городках-крепостях, основанных ободритами-русинами и норманнами (датчанами и шведами), жила горстка колониальных правителей с дружиной — сеть этих крепостей-колоний и называлась «Русью». А 90-95% населения края было неславянскими туземцами, подчинявшимися этим более цивилизованным оккупантам.

Языком колоний был славянский койне — то есть язык, служащий для общения между народами с разными диалектами и языками. Постепенно за многие века местное туземное население перенимало этот койне; в Новгородской земле, как пишет академик Янов, этот процесс занял минимум 250 лет — судя по языку берестяных грамот, который из саамского становится постепенно индоевропейским, славянским аналитическим языком (с вынесенными за слово флексиями) и только затем нормальным славянским синтетическим. Кстати, об этом и пишет Нестор в «Повести временных лет»: что саамы Ладоги постепенно выучили славянский язык Рюрика и стали после этого называться «словенами» — то есть понимающими слово, в противоположность «немцам», немым — то есть языка не понимающим. (Термин «славяне» не имеет никакого отношения к термину «словене», так как происходит от изначального «склавены»).

Вторыми после ладожских саамов стали перенимать славянский койне северные финские народы — мурома, весь (вепсы), чудь, но у них процесс занял гораздо больше времени, а у более южных финнов непосредственно мордовской Москвы и ее окружения принятие славянского койне затянулось до петровских времен, а кое-где и сохранились свои исконные туземные языки — как язык эрзя Рязани или финский говор вятичей. Характерное «оканье» населения Центральной России сегодня ошибочно считается «старославянским», хотя это — чисто финский диалект, который как раз отражает незавершенность славянизации края. (Кстати, лапти — это тоже чисто финский атрибут: славяне никогда лаптей не носили, а носили только кожаную обувь — тогда как все финские народы носят лапти.)

Во время Золотой Орды Московия на три века уходит к этнически родственным народам финно-угров, которые собирали под свою власть ордынские цари. В этот период на язык региона оказывает огромное влияние тюркский язык (как часть вообще огромного влияния Азии). Показательна книга Афанасия Никитина (конец XV века) о «хождении за три моря». Там автор запросто переходит со славяно-финского койне Московии на ордынский язык, разницы в них не видя, а заканчивает свою книгу благодарственной молитвой: «Во имя Аллаха Милостивого и Милосердного и Исуса Духа Божия. Аллах велик...» В подлиннике: «Бисмилля Рахман Рахим. Иса Рух Уалло. Аллах акбар. Аллах керим». В то время общей для Московии и Орды была религия, являвшаяся гибридом ислама и христианства арианского толка (равно почитали Иисуса и Магомета), а разделение веры произошло с 1589 г., когда Москва приняла греческий канон, а Казань приняла чистый ислам.

В средневековой Московии существовало одновременно несколько языков. Околославянский койне — как язык княжеской знати. Народные языки туземцев (финские). Тюркские языки как религиозные в период пребывания в Орде и после захвата Иваном Грозным власти в Орде (до 1589 г.). И, наконец, болгарский язык — как язык православных текстов и религиозных культов. Вся эта смесь в итоге и стала основой для нынешнего русского языка, совпадающего в лексике только на 30-40% с другими славянскими языками, у которых (включая белорусский и украинский) это совпадение несоизмеримо выше и составляет 70-80%. Сегодня российские лингвисты в основном сводят истоки современного русского языка только к двум составляющим: это народный язык России (отнюдь не славянский, а славяно-финский койне с большим тюркским и монгольским влиянием) — и болгарский (древнеболгарский), он же «церковнославянский». (В качестве третьего языка России можно назвать современный литературный русский язык, который является совершенно искусственным кабинетным изобретением, эдаким «эсперанто» на основе двух указанных выше языков-источников; на этом «эсперанто» я и пишу статью.)

БОЛГАРСКАЯ СОСТАВНАЯ


Почему нынешний русский язык более похож на болгарский и сербский языки, чем на белорусский и украинский? (При этом в одну языковую группу с русским относят почему-то именно эти два языка, а не болгарский и сербский.) Это кажется странным, ведь территориально Россия не граничит с Балканами, а граничит с белорусами и украинцами, у которых в языках почти нет никакого болгарского влияния, а если оно и находится, то это — привнесенные уже через Россию балканские языковые реалии. В том и дело, что в России своих коренных славян не было (кроме редких поселений украинцев в Суздальской земле в XII веке и массовых порабощений белорусов и украинцев в ходе войн Московии против ВКЛ и Речи Посполитой: только в войне 1654-1667 гг. московиты захватили в рабство несколько десятков тысяч белорусов). А потому изучение туземцами Московии славянского языка шло через религию, которая опиралась на болгарские тексты. Вот почему мордва Рязани, Москвы, Тулы, Костромы, Вятки, Мурома и прочих финских земель познавала славянский язык от болгарского языка — не имея своего местного славянского. И по этой причине даже то небольшое славянское содержание нынешнего русского языка (около 30-40% славянской лексики против 60-70% лексики финской и тюркской) — оно не общее с белорусами и украинцами, а общее с болгарами, от болгарских книг. А вот в Беларуси и Украине ситуация была иной: тут местное население (наполовину балтское в Беларуси и наполовину сарматское в Украине) все-таки имело народные славянские говоры, которые и не позволили внедряться болгарской лексике из православных книг, подменяя свою исконную местную славянскую лексику.

СЛАВЯНСКИЙ ЛИ ЯЗЫК РОССИИ?


Есть три момента, которые усиленно прячут все российские лингвисты (хотя, как в народе говорят, шила в мешке не утаишь).

1) До XVIII века язык Московии не считался никем в мире русским языком, а назывался конкретно языком московитов, московитским.
2) Русским языком до этого времени назывался именно и только украинский язык.
3) Язык Московии — московитский язык — не признавался до этого времени европейскими лингвистами (в том числе славянских стран) даже славянским языком, а относился к финским говорам.

Конечно, сегодня все не так: ради имперских интересов завоевания славянских стран Россия оказала огромное влияние на свою лингвистическую науку, ставя ей задачу придания языку России «славянского статуса». Причем, если бы западнее России жили германские народы, то точно так она бы доказывала, что русский язык — из семьи германских языков: ибо таков был бы заказ Империи. И языковые реформы российского языка, начатые еще Ломоносовым, были как раз направлены на акцентирование его слабых славянских черт. Однако, как писал еще 150 лет назад польский славист Ежи Лещинский о родственных славянам западных балтах, «прусский язык имеет намного больше оснований считаться славянским, чем великорусский, у которого с польским языком и другими славянскими гораздо меньше общего, чем даже у западно-балтского прусского языка».

Напомню, что Россия стала называться «Россией» впервые официально только при Петре I, который считал прежнее название — Московия — темным и мракобесным. Петр не только стал насильно брить бороды, запретил ношение всеми женщинами Московии чадры на азиатский манер и запретил гаремы (терема, где женщин держали взаперти), но и в поездках по Европе добивался от картографов, чтобы отныне на картах его страну называли не Московией или Московитией, как прежде, а Россией. И чтобы самих московитов стали впервые в истории считать славянами, что было общей стратегией по «прорубанию окна в Европу» — вкупе с просьбой Петра перенести восточную границу Европы от границы между Московией и ВКЛ теперь уже до Урала, включая тем самым впервые в истории географически Московию в состав Европы.

До этого польские и чешские лингвисты и создатели славянских грамматик четко разграничивали русский язык (украинский) и московитский, а сам этот московитский язык не причисляли к семье славянских языков. Ибо язык Московии был скуден на славянскую лексику. Как пишет российский лингвист И.С. Улуханов в работе «Разговорная речь Древней Руси» («Русская речь», №5, 1972), круг славянизмов, регулярно повторявшихся в живой речи народа Московии, расширялся очень медленно. Записи живой устной речи, произведенные иностранцами в Московии в XVI-XVII веках, включают только некоторые славянизмы на фоне основной массы местной финской и тюркской лексики. В «Парижском словаре московитов» (1586) среди ВСЕГО СЛОВАРЯ народа московитов находим, как пишет И.С. Улуханов, лишь слова «владыка» и «злат». В дневнике-словаре англичанина Ричарда Джемса (1618-1619) их уже больше — целых 16 слов («благо», «блажить», «бранить», «воскресенье», «воскреснуть», «враг», «время», «ладья», «немощь», «пещера», «помощь», «праздникъ», «прапоръ», «разробление», «сладкий», «храмъ»). В книге «Грамматика языка московитов» немецкого ученого и путешественника В. Лудольфа (1696) — их уже 41 (причем, некоторые с огромным финским «оканьем» в приставках — типа «розсуждать»). Остальная устная лексика московитов в этих разговорниках — финская и тюркская.

У лингвистов той эпохи не было никаких оснований относить язык московитов к «славянским языкам», так как самих славянизмов в устной речи не было (а именно устная речь народа является тут критерием). А потому и разговорный язык Московии не считался ни славянским, ни даже околорусским: крестьяне Московии говорили на своих финских говорах. Характерный пример: русского языка не знал и мордвин Иван Сусанин Костромского уезда, а его родня, подавая челобитную царице, платила толмачу за перевод с финского костромского на российский «государев» язык. Забавно, что сегодня абсолютно мордовская Кострома считается в России «эталоном» «русскости» и «славянства» (даже рок-группа есть такая, поющая мордовские песни Костромы на русском языке, выдавая их за якобы «славянские»), хотя еще два столетия назад никто в Костроме по-славянски не говорил.

И тот факт, что Московская церковь вещала на болгарском языке (на котором писались и государственные бумаги Московии), — ничего не значил, так как вся Европа тогда в церквях говорила на латыни и вела делопроизводство на латинском языке, и это никак не было связано с тем, что за народы тут проживают.

Напомню, что после Люблинской унии 1569 года, когда белорусы создали с поляками союзное государство — Республику (по-польски — Речь Посполитая), ВКЛ сохраняла своим государственным языком белорусский (то есть русинский), а Польша ввела государственным латинский язык. Но это вовсе не говорит о том, что народный язык поляков — это латинский язык. Точно так и русский язык не был тогда народным в Московии-России — пока российские деревни его не выучили. Вот еще пример: сегодня (и исстари) в деревнях Смоленской, Курской и Брянской областей (входивших когда-то в состав ВКЛ) говорят вовсе не на русском, а на белорусском языке. На литературном русском там не говорят, как и никто не «окает» — отражая финский акцент, как в Рязанской или в Московской областях, а говорят совершенно на том языке, на котором говорят селяне Витебской или Минской областей. Любой лингвист должен делать один вывод: в этих российских областях живет белорусское население, ибо говорит на белорусском языке. Но это население относят этнически почему-то к «окающим» восточным соседям, которые во времена Лудольфа там знали только 41 славянское слово.

И.С. Улуханов пишет, что говоря о существовании у московитов двух языков — славянского (церковного болгарского) и своего московитского, В. Лудольф сообщал в «Грамматике языка московитов»: «Чем более ученым кто-нибудь хочет казаться, тем больше примешивает он славянских выражений к своей речи или в своих писаниях, хотя некоторые и посмеиваются над теми, кто злоупотребляет славянским языком в обычной речи». Удивительно! Что же это за такой «славянский язык» Москвы, над которым посмеиваются за употребление славянских слов вместо своих слов финских и тюркских? Такого не было в Беларуси-ВКЛ — тут никто не смеется над людьми, использующими в речи славянские слова. Наоборот — никто не поймет того, кто строит фразы, используя вместо славянской лексики финскую или тюркскую. Этого «двуязычия» не существовало нигде у славян, кроме как в одной Московии. (Кстати, Статуты ВКЛ были написаны на самом чистом славянском языке — государственном в Великом Княжестве Литовском и Русском, сугубо славянском государстве, где литвинами были славяне — нынешние белорусы.)

Эта проблема «двуязычия» из-за отсутствия в России народной славянской основы преследовала всегда и создателей литературного русского языка — как вообще главная проблема российского языка. (Он прошел «стадии развития термина», называясь вначале московитским, затем российским при Ломоносове — до 1795 г., затем при оккупации Россией в 1794 году (закрепленной формально в 1795) Беларуси и Западной и Центральной Украины пришлось его менять на «великорусское наречие русского языка». Именно так русский язык фигурировал в 1840-х годах в названии словаря Даля («Толковый словарь великорусского наречия русского языка», где под самим русским языком обще понимался белорусский, украинский и российский), хотя сегодня все российские лингвисты ненаучно исказили название словаря Даля до «Толковый словарь живого русского языка», хотя словаря с таким названием он никогда не писал.)

В 1778 году в Москве была издана брошюра писателя и лингвиста Федора Григорьевича Карина «Письмо о преобразителях российского языка». Он писал: «Ужасная разность между нашим языком [всюду в работе он называет его «московским наречием»] и славянским часто пресекает у нас способы изъясняться на нем с тою вольностию, которая одна оживляет красноречие и которая приобретается не иным чем, как ежедневным разговором. ...Как искусный садовник молодым прививком обновляет старое дерево, очищая засохлые на нем лозы и тернии, при корени его растущие, так великие писатели поступили в преображении нашего языка, который сам по себе был беден, а подделанный к славянскому сделался уже безобразен». («Беден» и «безобразен» — это, конечно, расходится с будущей его оценкой как «великий и могучий». Оправданием тут служит факт, что Пушкин пока не родился для молодого зеленого языка, созданного только что экспериментами Ломоносова.)

Опять обращаю внимание: этой проблемы никогда не было у белорусов, поляков, чехов, болгар, украинцев, сербов и остальных славян — где язык селян органично становится языком страны и народа. Это чисто российская уникальная проблема — как сочетать финский язык селян со славянским языком государства (например, в Беларуси это нелепо: спорить о возможном «засилии славянизмов в письменной речи», подразумевая, как в России, засилие болгарской лексики, когда сама белорусская лексика является такой же совершенно славянской лексикой и такими же славянизмами — то есть нет самого предмета для такого спора, ибо славянизмы болгарского языка никак не могут «испортить» и без того основанный только на славянизмах белорусский язык — маслом масло не испортишь).

В итоге российские лингвисты героически порывают «пуповину» многовековой связи культуры Москвы с болгарским языком, который дружно находят «чуждым», «вычурным в условиях России», «тормозящим становление литературного российского языка». И отвергают болгарский язык, смело падая в лоно народного языка («московского наречия»), который на 60-70% процентов состоит из неславянской лексики. Великими деятелями, которые совершают эту языковую революцию в России, Ф.Г. Карин в своей работе называет Феофана Прокоповича, М.В. Ломоносова и А.П. Сумарокова. Так в самом конце XVIII века Россия отказалась от следования болгарскому языку, который ее веками, как веревочка, удерживал в славянском поле и обращал «во славянство», — и стала лингвистически себя считать свободной и суверенной, признавая своим языком теперь не болгарский, а тот народный язык славянизированных финнов, который отнюдь не имел, как болгарский, явных славянских черт. Патриотизм победил славянское единство.

НАСТОЯЩИЙ РУССКИЙ ЯЗЫК


Мелетий Смотрицкий, белорусский просветитель, работавший в Вильно и Киеве, автор изданной в 1619 году в Евье «Граматiки словенскiя правильное синтагма», задолго до «революционера» в русской лингвистики Ломоносова, создателя грамматики российского языка, создавал научные основы языка русинов. Как и в Грамматике Л.Зизания, он четко отличал болгарский церковный язык от нашего: «Словенски переводимъ: Удержи языкъ свой от зла и устнъ своъ же не глати лсти. Руски истолковуемъ: Гамуй языкъ свой от злого и уста твои нехай не мовятъ здрады». Ясно абсолютно (как и далее по его книге), что русским языком автор считает нынешний украинский язык (точнее — тот русинский язык, который в его время был общим для белорусов и украинцев). А вовсе не язык Московии-России. «Нехай», «мовять», «здрады» — это чисто белорусско-украинские слова, которые Мелетий Смотрицкий называет «переводом на русский язык». Ясно, что это всем бросается сразу в глаза, поэтому автор статьи в журнале «Русская речь» «Московское издание Грамматики М. Смотрицкого» доктор филологических наук В.В. Аниченко из Гомельского государственного университета облекает язык, на который Смотрицкий переводит церковно-болгарский язык, в такую формулу: «так называемый «русский»». Так называемый Мелетием Смотрицким? И так называемый всем народом ВКЛ той эпохи? Тут явно желание доктора наук не будоражить российских коллег: мол, все нормально — то, что у нас народ называл исстари русским языком, — это только «так называемый «русский язык»». А «не так называемый», настоящий — был только у России. Болгарский по содержанию. А Мелетий Смотрицкий заблуждался в терминах. Ненаучно перевирать средневековых авторов. Если они четко пишут, что русский язык — это по своему содержанию именно украинский язык, а не московский, то зачем юлить? Зачем переписывать историю? Тем более что в таком ненаучном подходе сам нынешний украинский язык становится аномалией — с Луны упал на Киев, чужд, потому что «так называемый». А ведь книги Мелетия Смотрицкого показательны: русское — это наше народное исконное, что само собой и сегодня есть в реалиях украинского и белорусского языков, а российское — это не русское, а основанное на болгарском. И переводы, которые делает в книге Мелетий Смотрицкий с болгарского на русский — это фактически переводы с российского на русский — на украинский и белорусский. Тут нет ничего этнически российского, что ныне именуется «русским», а есть только болгарское, которое нуждается в переводе на русский язык — для белорусов и украинцев, тогда именовавшихся русинами.

АЛФАВИТ


Всеобщее заблуждение: в России все считают, что пишут на «кириллице», хотя на ней никто в России не пишет. Там пишут на совершенно другом алфавите, весьма мало связанном с кириллицей — это введенный Петром I «гражданский алфавит». Он кириллицей не является, так как Кириллом и Мефодием не создавался. Это имперский российский алфавит, который Россия в царский и советский период старалась распространить у всех соседей, даже тюрок и финнов. Старается это делать и сегодня: не так давно Дума запретила Карелии и Татарстану вернуться к латинице, называя это «сепаратистскими происками», хотя именно латиница более удачно отражает языковые реалии языков финнов и татар. Вообще же это выглядит полным абсурдом: выходит, что Кирилл и Мефодий создавали письменность вовсе не болгарам и чехам для возможности им читать византийские библии, а для татар, исповедующих ислам. Но зачем мусульманам православный алфавит?

Второе заблуждение в том, что кириллица считается «славянским алфавитом». Это на самом деле лишь слегка измененный греческий алфавит, а греки — это не славяне. Да и более половины славянских народов пишут на латинице, а не на кириллице. Наконец, это — алфавит церковнославянских — то есть болгарских — книг, это болгарский алфавит, а вовсе не свой русский, белорусский или украинский. Ссылаться на религиозные православные традиции тут просто нелепо, потому что в средние века вся католическая Европа в религии использовала латынь — является ли это основанием, чтобы все страны эти отказались от своих национальных языков и вернулись к латыни? Нет, конечно.

Кстати, белорусский алфавит сегодня должен быть латиницей, а не кириллицей (точнее — алфавитом Петра I), так как белорусский литературный язык на протяжении веков формировался как язык на основе латиницы, а все основатели белорусской литературы писали на латинице. Напомню, что после российской оккупации ВКЛ 1795 года царь запретил своим указом белорусский язык в 1839 году (в 1863 запретил религиозную литературу уже на украинском языке, в 1876 — все виды литературы на украинском языке, кроме беллетристики). На Украине литературный язык формировался на основе кириллицы, а вот в Беларуси — на основе латиницы, и в XIX веке и в начале XX века белорусская периодика выходила на латинице — «Bielarus», «Bielaruskaja krynica», «Nasza Niwa» и т.д. (хотя под шовинистическим давлением царизма стали появляться издания и на кириллице). В СССР белорусская латиница была вообще запрещена как «западничество» и как напоминание о другом выборе белорусов-литвинов — о многовековой жизни в Речи Посполитой, вместе с поляками, чехами и словаками, а не в составе России.

После распада СССР в 1991 году на латиницу вернулись 4 республики — Молдова, Азербайджан, Узбекистан и Туркменистан. Пятой в их числе должна быть обязательно и Беларусь, так как ее литературный язык формировался именно на латинице, а сегодня мы должны переводить на нынешний, созданный реформами Сталина, искусственный и исковерканный «белорусский» язык творения основателей белорусской литературы. Это, конечно, абсурдно. И это, конечно, вызовет бурю возмущения в ГосДуме: мол, белорусы возвращаются «на польский алфавит». Но какое отношение к светской Беларуси имеет нынешний греческий алфавит? Да никакого. А ведь поляки — это и славяне, и соседи, а с неславянской Грецией белорусы не граничат и ничего общего с ними вообще не имеют. Причем, и греки, и поляки — в равной мере члены НАТО и ЕС, поэтому выбор между греческим и латинским алфавитами заведомо не может иметь политического подтекста. Кроме демагогии. Зато такой подтекст в позиции российских политиков, видящих в этом «сепаратизм» и «отход от России», как будто одна Россия является монополистом на раздачу алфавитов соседям (и своим карелам и татарам).

Когда хунта большевиков захватила власть в России, то ее комиссары осуществили реформу великорусского языка. Во-первых, его переименовали в просто «русский» — дабы вычленить «великодержавное имперское» «велико-», одновременно изменяя национальность великороссов на русских. Что безграмотно, ибо нет в русском языке такого, чтобы название национальности вдруг было прилагательным, а не существительным (но что вы хотите от авторов нововведения Троцкого и Свердлова, евреев, мало разбиравшихся в нюансах русского языка). И это одновременно неверно научно и политически, так как ранее единый (пусть и искусственно) в царской России русский народ Беларуси, Украины и России теперь сводился только к народу одной РСФСР, а Беларусь и Украина теперь уже не считались Русью и русскими, ибо русскими теперь стали великороссы — только часть существовавшего при царизме русского народа. Во-вторых, Троцкий и Свердлов провели глубокую реформу великорусского языка, создав «новый гражданский алфавит». А в-третьих, Троцкий настаивал на переходе великорусского языка на латиницу — «в целях мировой революции», и сели бы его точка зрения победила, то алфавитом РСФСР и затем СССР стала бы латиница. А в 1991 году Ельцин торжественно возвращал бы Россию на свою кириллицу. Идея Троцкого была потому не принята, что русская литература создавалась именно на кириллице, а Пушкин на латинице не писал. Кстати, на этом же основании Беларусь должна вернуться на латиницу, ибо и наши поэты создавали белорусскую литературу не на кириллице, а на белорусской латинице...
Все выше сказанное позволяет понять, почему в России такое значение отводится культу Кирилла и Мефодия, которые, собственно говоря, никогда к России никакого отношения не имели, ибо умерли задолго до принятия Украиной (Киевом) христианства, а никакой Московии или тем более России в их времена не существовало на просторах Великой Мордовии Эрзя-Рязани (ее столицы) и Великой Пермии — государств, существовавших при Кирилле и Мефодии на месте нынешней России. Ибо они создали в Моравии квазигреческий алфавит для чехов раньше, чем вообще языческая Русь появилась на территории стран СНГ — с высадкой в районе саамской Ладоги колонистов-славян ободритов Рюрика. Как писал сам Кирилл, никаких славян на территории нынешней России (и Украины) НЕТ, а славяне живут только в Центральной и Южной Европе.

Поэтому Кирилл и не поехал в соседнюю территорию нынешних России и Украины «обращать славян в православие», ибо там славян тогда не было. И некому было давать «славянский алфавит на основе греческого». В том числе и Киев тогда не являлся славянским (тесно дружил с Хазарией), в нем жили вовсе не славяне, а сарматы и иудеи, а князья Киева были тогда еврейских корней, породненные с еврейскими князьями Хазарии, и исповедовали иудаизм Хазарии, и Киев был тогда «городом синагог» (эту тему активно развивает показанный на ТВ Израиля научно-популярный сериал про Хазарию как «еще одну прародину израильтян»). Чего же Кириллу ехать в «город синагог» Киев, где его никто не ждет? Вот поэтому — выскажу свое особое мнение, с которым можно не соглашаться, — РПЦ Москвы и российские историки и идеологи так активно и раздувают культ Кирилла и Мефодия, чтобы этим сокрыть огромные противоречия в их представлениях о себе как о якобы «славянах» — и сокрыть «нежелательные» факты, этому мифу противоречащие (то есть — это вообще вся историческая, этнографическая и лингвистическая фактура). Кстати, Кирилл и Мефодий никакими «братьями» не были, как не были и «греками», а были сирийцами, богатыми православными арабами из Дамаска (Сирия тогда была православной), нанятыми Византией для миссии в Моравии (об этом, наверно, надо подробнее рассказать в отдельной статье). Самое забавное в том, что сами чехи, ради создания алфавита которых приехал араб Кирилл, его вообще никак не почитают — вообще о нем не помнят, хотя его возвели в культ в России, куда он не приезжал. Как говорится, вот уж не знаешь — с кем найдешь, а с кем потеряешь...

Источник: http://nnm.ru/blogs/5k0peek/nerusskiy_russkiy_yazyk/

понедельник, 9 июля 2012 г.

В Одессе за Партию регионов митинговали "олени"

В воскресенье, 8 июля, в Одессе состоялась акция - шествие Олени за Партию регионов.
Небольшая группа горожан вышли на центральную улицу города Дерибасовскую в масках оленей и с плакатами Уркаина для зверей, Хочу смотреть кино про тундру на русском!, Янукович - наш герой и др.
Демонстранты время от времени скандировали: "Слава Януковичу! Оленям - слава!", "Власть - овощам!", "Слава регионам - оленям слава!" и так далее.
Кроме того, участники флешмоба исполняли под караоке "гимн аленей" группы ТІК: "Олені, олені, небриті і не голені, дикі створіння - в них з мозгів стирчить коріння!.."
Также митингующие призывали к защите "аленьего езыга".
"Мы долго думали о том, что большое количество людей голосует за Партию регионов ради обещаний, так или иначе связанных с русским языком. Русский язык настолько важен для этих людей, что они не замечают других радостей покращення - в виде вопиющей коррупции, псевдореформ, направленных на обогащение представителей власти, и банальную недалекость их обещаний. Смешав все дерьмо, творимое ПР с этим русским языком, добавив немного перца и юмора мы получили образ оленя", - заявил организатор акции.
"Олень - это не просто русскоязычный гражданин, но глубоко страдающий от ущемления своих русскоязычных интересов человек, живущий в Украине. Причем, главной его проблемой является именно русский язык а не закон, безопасность, демократия и свобода", - добавил он.
Людьми на улице акция воспринималась по-разному. Кто-то смеялся, кто-то не понимал, о чем речь, кто-то возмущался.
"Мы с сожалением осознаем, что кого-то возмутит эта акция... Скорее всего, тех, кто увидит в оленях себя", - отметил активист.
Как сообщалось, в центре Львова члены молодежного крыла объединенной оппозиции провели акцию, на которой решили подарить Президенту слуховой аппарат, лапшу и учебник украинского языка.
По материалам Взгляд из Одессы

* * *
Тік (Тверезість і Культура) — український музичний гурт.
Я хочу втікти в дрімучі ліси,
Я втомився від міської, асфальтної краси.
Мене задовбали трамваї і колії.
Кондуктори , дебіли і профілакторії.
В мене на канапі лежали дівчата,
Вони хотіли кохання у мене забрати.
А на столі лежить старенький килимок,
Я проглядаю його крізь сигаретний димок.
 
А там олені, олені не бриті і не голені
Дивні створіння в них з мозгів стирчать коріння.
Олені, олені не бриті і не голені, - олені ..... 

Я вчора розмовляв з директором  Чукотки,
Він просив , а я налив йому в стаканчик водки.
Ми дивились в мікроскоп строєніє генів
Я дивився на дівчат, а думав про оленів.

Там дівчата, де олені красиві не голені
Дивні створіння без мозгів і без коріння.
Олені, олені не бриті і не голені, - олені

пятница, 1 июня 2012 г.

«Велесова книга» -- міф чи бувальщина?

Вже тривалий час в науковому світі йдуть палкі суперечки: «Велесова книга» -- це справжній літопис давньої Русі чи вдала підробка? Щоб відповісти на це питання, треба ставитися до цієї проблеми перш за все неупереджено, чітко дотримуючись наукових методів підходу і логіки. Яка ж історія появи «Велесової книги»? В далекому 1919 році під час наступу денікінської армії, на території сучасної Харківської області, в розграбованому маєтку поміщика в селі Великий Бурлук полковник Алі Ізенбек в бібліотеці знайшов якісь дивні дощечки, списані невідомими письменами. Будучи в мирний час художником і учасником археологічної експедиції Академії наук в Туркестані, Ізенбек зацікавився цими дощечками і підібрав їх.

Тут треба згадати такий факт, що помістя Великий Бурлук в 1680 році придбав полковник ізюмський і харківський Григорій Донець-Захаржевський (пом. 1691 р.). У 1788 -1790 рр. в цьому маєтку приймали філософа Григорія Сковороду. Сім’я Донець-Захаржевських цікавилася старовинними рукописами і збирала все, що стосувалося історії України. Тому не дивно, що в їхній бібліотеці знаходились дощечки «Велесової книги». Після закінчення війни А. Ізенбек опинився в Брюсселі, прихопивши з собою і цінну знахідку. Текст «ВК» був надряпаний або випалений на дубових дощечках розміром 38 на 22 см., товщиною до 1см, вони були нанизані на ремінець. Алі Ізенбек не міг їх прочитати і тому в 1925 році показав ці дощечки Ю.П. Миролюбову, який дуже ними зацікавився. Ізенбек доволі ревниво ставився до дощечок і не дозволяв їх виносити зі свого помешкання. Тому Ю. Миролюбову доводилося реставрувати, знімати копії і розшифровувати «ВК» дома в Ізенбека. Опрацювання дощечок зайняло близько 15 років. Останню дощечку Ю. Миролюбов переписав у 1939 році.

В 1940 році нацисти вторглися в Бельгію. Коли 1941 року помер Ізенбек, пропали й дощечки «ВК». Особливого успіху в розшифруванні тексту «ВК» Миролюбов не досяг і тому в 1953 році через журнал «Жар-птица» він звертається до читачів, що знайдені історичні письмена, і публікує те, що йому вдалося розшифрувати. Ці публікації викликають величезний інтерес за кордоном. У 1959 році С. Парамонов (Лісний) надіслав фотографію прописів 16-ї дощечки пам’ятки, яку назвав «Велесовою книгою», у Комітет славістів СРСР для експертизи. Він намагався привернути до неї увагу якнайбільшого кола вчених. Але все звелося до неадекватного висновку Л.П. Жуковської, яка вирішила долю пам’ятки безапеляційно і на довгі роки – підробка! Не останню роль в цьому зіграло те, як ставилися до емігрантів у СРСР. З тих часів «ВК» друкувалась в наукових закордонних журналах і газетах, але ці переклади були недосконалими і неточними.

Тільки після здобуття Україною незалежності наші вчені зацікавились «ВК». Найбільший внесок у її розшифрування вніс видатний вчений-мовник з міста Ужгорода Борис Яценко. У 1994 році газета «Русь Київська» видрукувала його повний ритмічний переклад «ВК». Чому ж так довго «ВК» не піддавалася розшифровці? Б.Яценко вказує на те, що всі попередні намагання опиралися на неправильний підхід до «Велесової книги». Він звернув увагу на те, що «ВК» писалась протягом не короткого часу, а починаючи з кінця IX ст. і до початку X ст. Вона починала писатися ранньослов’янською азбукою, яка мала 22 літери, пізніше дощечки мають додаткові 5 грецьких літер. Крім того пам’ятка писана в середовищі, яке не зазнавало прямого грецького впливу або протистояло йому. Крім того «ВК» писалась з усних народних переказів і переписувалась з більш ранніх джерел, і переписувачі допускали в деяких місцях помилки.

Так де ж, коли, ким творилися дощечки «Велесової книги»? Що за реалії вона відображає? Відповіді на ці питання ведуть нас у найдавніші часи Руси – України. «ВК» - це збірка епічних творів, складених у V ст. і записаних у IX – X ст. «ВК» починається розповіддю про прихід до Карпат за 1500 літ до князя Діра русичів. Якщо врахувати, що Дір був на Русі близько 860 року нашої доби, то прихід до Карпат припадає на 640 рік до нашої доби. Привів  русичів князь Ор зі своїми синами. Через 500 літ руси пішли від Карпат до Дніпра і оселилися на Прип’яті. Жили мирно на Дніпрі і Прип’яті 500 літ, тобто, до другої половини IV ст. нашої доби, коли почалися війни з готами і гунами. В 363 р. н. д. князь Світояр розбив готів, а вже у 370 р. н. д. анти на чолі з князем Бусом були вже самі розбиті готами. Про поразку Буса  згадує і автор «Слова о полку Ігоревім».

Цінність «ВК» для нас полягає в тому, що вона дає нам уявлення про наших предків, їхні вірування, звичаї, мову. Вражає епічність і поетичність «ВК». Вона розбиває міфи про те, що ми нація меншовартісна. Згадаймо, як ми вивчали історію України в школі – вона починалася з XIV – XV віків, а де ж ми були до того? Греки були, римляни були, німці були, а нас не було. Ми тільки були гілкою, яка відщепилася: поляки казали від них, а росіяни – що ми народ «окраїнний», який відмовився від них. І все це робилось для того, щоб ми не знали хто ми є, не знали своїх коренів. Вже з першої дощечки видно, що ми є нащадками славних русів. Як же наші предки уявляли навколишній світ і в що вони вірили?

Наші предки вірили, що навколишній світ являє собою три суті:

Ява – світ видимий, який ми бачимо навколо себе, тобто світ фізичний;

Нава – світ невидимий, можна сказати духовний;

Права – це невидимі механізми за допомогою яких взаємодіють між собою світ видимий і невидимий.

Такої потужної концепції ми не знайдемо ні в одній релігії світу, ні в одній філософії такої ранньої доби світовідчуття і думання. Символом, яким русичі зображували ці три суті є сьогоднішній герб України. Тризубом його назвав російський історик Карамзін, який не мав жодного уявлення про зміст, закладений в цей символ . Так що правильніше було б називати герб України не тризубом, а трисуттям.

Наведу уривки з першої дощечки «ВК»: «Се бо Дажбо  створив нам яйце, що є світ – зоря, яка нам сяє. І в тій безодні повісив Дажбо землю нашу, аби тая удержана була… Се душі пращурів наших од Іру (Ірію) зрять на нас і там з жалю плачуть і виказують нам, що не берегли ми Праву, Наву і Яву, не берегли того, а ще й  глузували». Тут ми бачимо, що невідомий автор докоряє русичам, а я нагадаю, що писалася «ВК» в часи наступу християнства на руські землі, за те, що вони стали забувати віру і покони своїх пращурів.

Треба сказати, що вся «ВК» пронизана відчайдушною спробою протистояти наступові ворогів із півночі і півдня. Ті докорінно змінювали соціальні підвалини, стосунки між людьми, утверджували чужий світогляд і чужу мораль, пропонуючи взамін психологію раба. Як я вже писав вище, «ВК» розповідає нам про те, що князь ОР (Орій, Арій) із своїми синами за 1500 р. до Діра привів русичів до Карпат. Синів Ора звали Кий, Щек і Хорив. А в нашій історіографії вважається, що Кий і його брати жили у VI ст. нашої доби. Щоправда ця дата – теж лише здогадка. Але наївно було б вимагати точної хронології в усній пам’ятці. Усна традиція відсіяла все зайве і залишила нам тільки те, що вважалось святинею народу – пам’ять про історичний шлях, світогляд, звичаї. Коли складались усні оповіді «ВК», в V ст. нашої доби, русичі постійно вели війни з готами і гунами, а тут насувалася нова загроза з півночі, прихід варягів під проводом Аскольда і Рюрика. Тому автор «ВК» звертається до героїчного минулого русичів, щоб знову надихнути народ мужністю. Він згадує, як 300 років перед тим славні русичі розбили ромеїв в гирлі Дунаю. Він говорить: «І се дідове наші пішли на легіони і розтрощили їх. І то було за 300 літ до нашого часу. І се маємо тримати в пам’яті. І се не піддамося Рюрику, як не піддавалися й раніше іншим». І далі: «…варяги прийшли на Русь. А Аскольд розбив сили князя нашого і убив того. Аскольд і Дір усілися на наших землях як непрошені князі і почали князювати».

Найбільше уваги у «ВК» приділяється боротьбі, яку вела Русь з найбільш підступним і хитрим ворогом – Візантією. Автор звертає увагу русичів на те, що греки обмовляють Русь, кажучи скрізь, що ми приносимо в жертву нашим богам людей: «Боги Русі не беруть жертви людської, ані тваринної, лише плоди, овочі, квіти, зерно, молоко, суру питну, на травах настояну, і меди, ніколи не живу птицю, ані рибу. І се варяги богам дають жертву іну і страшну чоловічу. І те ми не повинні діяти, яко ми Дажбожі внуки».

Візантія намагалась через варягів охрестити Русь: «Аскольд і пізніше Дір… Були ті князі у греків хрещені. Аскольд – темний воїн, так днесь од греків освічений, що нема ніяких русів, а суть ворове». Іще характерне свідчення «ВК», що не дерев’яним бовванам молились русичі: «Елани бо сії суть вороги руськоланіям і вороги богам нашим. Грецьколанії суть і не богів почитають, і не людей. Їхні боги суть із каменя зроблені подобою до мужів. А наші боги суть образи…». Вражає героїзм і мужність наших пращурів: «І як відбивались від готів, то ті натягали на голови свої роги од волів і корів. І шкури натягали на чересла свої і думали так налякати руських. А ті знімали сорочки свої й, оголивши чересла, йшли до битви і перемагали. І багато разів ішли оголені до битви і перемагали їх, як і грецьколань».

Цікаве уявлення русичів про потусторонній світ, куди відлітають душі померлих : «А там зла немає і трави зелені зустрічають їх, і зустрічають шелестом своїм про волю божу і щастя людей тих. І маємо глядати степи райські на небі, яке є синім і та синь од бога Сварога. І Велес іде правити отарами їхніми; ідуть на злаки і води живі, і ніхто не поневолений у краю тому, і нема рабів там».

Який же можна зробити висновок, після прочитання «Велесової книги»? Не вдалось! Не вдалось все знищити на вогнищах інквізиції, коли князь Володимир хрестив Русь вогнем і мечем, і не були наші пращури темними поганами, які жили дикунами в лісах, поклонялись дерев’яним ідолам, не знали писемності, а прийшли добрі чужинці і просвітили їх, наставили на шлях істини. І історія наша багата, давня і героїчна. Вірування русичів ніяке не поганське, а саме найсвітліше і гуманне. Русичі вірили, що земля, навколишня природа – живі істоти і відносились до всього шанобливо і з повагою. Перш ніж вбити якусь тварину, птаха чи вловити рибу русич просив дозволу на це в богів і ніколи не брав більше ніж йому було потрібно.

Тепер ми можемо з впевненістю сказати, що українці жили споконвіку на своїй землі. Ось як про це пишеться у «ВК» : « І Дажбо нас народив від корови Замунь, і були ми кривенці і скити, анти, руси, боруси і сурожці. І тако стали діди наші русове». «Велесова книга» виникла в переломний період в історії наддніпрянських слов’ян, коли вони потрапили в залежність до варягів, через яких  Візантія ще в IX ст. намагалися насадити християнство на Русі. І автори її створювали перш за все, як своєрідний оберіг перед наступом чужинців.

Чому ж офіційна історична наука не хоче визнавати «ВК», її автентичність в уже незалежній Україні? Та тому, що у нас ще й  досі визначають справжність історії ті, хто визначав і при СРСР. Офіціоз від влади, академік Петро Толочко, ну ніяк не хоче визнавати, що ми є нащадками трипільців, хоч факти – річ уперта. І вони доводять нам, що і візерунки, і кераміка, і піч у трипільців були такі самі, які зараз є в українців. А трипільці жили за 7000 років до нас. Хочу тут нагадати такий факт, що « Слово о полку Ігоревім» теж довго не визнавали. Треба рішуче відкинути твердження тих, хто заперечує справжність «ВК», нібито ця історична пам’ятка – підробка. Описати з таким знанням життя, уявлення, богів, події, історію слов’ян, рясно пересипану реаліями, що сягають орійської давнини (причому, почасти реалій, над якими й досі б’ються дослідники історії), підробити їх – просто неможливо! Яким би талантом не володіла людина.

«Велесова книга» - оригінальна пам’ятка, що донесла до нас призабуті, а то й умисне стерті сторінки нашої славетної історії. Це найбагатший і найдорогоцінніший скарб, який відкрився українцям на початку XX ст. Здійснилася воля Всевишнього, який в часи найбільшого випробування українців, нагадав нам «Що ми? Чиї сини? Яких батьків? Ким? За що закуті?» (Т. Шевченко).

«Велесова книга» повинна стати священною книгою кожного свідомого українця!

Микола Заремба, м. Павлоград