пятница, 27 февраля 2015 г.

Вечный двигатель, вечный фонарик и генератор из CD-ROM

Интересные схемы на неодимовых магнитах.

"Вечный" двигатель:

А это разоблачение:


Еще один "вечный" двигатель:


А это разоблачение:


А это - реально почти вечный фонарик.


Ручной генератор из CD-ROM



Светодиодные лампы из сгоревших энергосберегающих ламп

Ролик №1

Светодиоды соединены ПОСЛЕДОВАТЕЛЬНО (8 шт)
БП с 220 В на 12 В - без трансформатора.



* * * * * * *

Ролик №2

Светодиоды соединены ПОСЛЕДОВАТЕЛЬНО (6 шт)
БП с 220 В на 12 В - без трансформатора.

Схема внутри ролика.


* * * * * * *

Ролик №3

Светодиоды - кусочки светодиодной ленты, соединены ПОСЛЕДОВАТЕЛЬНО (5 лент по 6 св.диодов)
БП с 220 В на 12 В - без трансформатора

.



пятница, 5 декабря 2014 г.

Маленькие одинокие дома на севере


Коттедж в лесу. Шотландия.





Одинокий дом на острове. Исландия.






Маленький домик в Исландии.





Охотничий домик в зимнем лесу.





Озеро Текапо. Новая Зеландия.





Укрытый лесом.





Хижина хоббитов. Уэльс.





Ритрит на горном лугу. Ирландия.





Домик на скале. Исландия.





Северное сияние. Исландия.





Маленький красный дом. Исландия.





Красный дом в снегу. Норвегия.





Одинокий дом. Исландия.





Дом на полуострове. Исландия.




источник: http://fishki.net/1338794-malenkie-odinokie-doma-odinokih-ljudej.html

среда, 5 ноября 2014 г.

"О пользє смердючого лікарства" або "Всьо шо ні коїться - накраще"

"О пользє смердючого лікарства" або "Всьо шо ні коїться - накраще"

Я тут подумав, шо вся ця фігня з лугандоном на кримнашем все-таки дуже полєзна на неминуча. Поясню, чому. Двадцять років поголов'є цих благословенних територій думало, шо воно годує Україну та ще пів-Європи і як мінімум всю западну Австралію. Двадцять років вони хотіли в СССР, росію, та голосували нам за ПР, комуняк і соціалістів. Двадцять років не хотіли вивчати мову та срали по під'їздах, своїх та чужих. Пиз... , тобто крали люки та зрізали дроти на стовбах (кого при цьому не вбивало). Потім вони у фіналі патетично вигукнули "путєн памагі", "крим-расєя", "дамбас на калєні не поставить" і типу обрєлі свободу. Крим увійшов, як йому кажецця, до імперії, а лугандон - у процесі. В чому польза?

Мало хто з жителів дамбасу чи криму общався з жителями придністров'я, абхазії, южної осетії, а ще менше - із жителями Сербської Країни. Мало хто з них вообщє був десь за межами своїх областей. Їм тяжело зрозуміть всю ту нірвану, яка чекає на них вже буквально за наступним поворотом судьби, яку вони призвали на свою голову тим спірітіческим сеансом, який вони називають референдум чи вибори. Так от, жить в вищенаведених странах, скажімо коротко, хєрово. Всі, хто міг, виїхав. Хто старий або дурний - має щастя померти в росії. Ну то таке.

Далі. Щоб поставити мозги на місце, "сербській країні" знадобилось десь п'ять років, і вона повернулась до Хорватії. Нашим героям духовних скреп певно знадобиться більше часу, бо, по-перше, вони тупіші за сербів, а по-друге, росія под боком та не дасть їм оклигати. Але вони прозріють, і поясню, чому.

В криму, всі знають, води нема. Міст через протоку для хавчика та бензину побудують тільки коли нано-технології зайдуть далі, ніж йо-мобіль. Тобто, ніколи. В луганді теж води мало, канал Дніпро-донбас легко перекрити. Вугілля мало, воно їм без нашої руди, як путіну віагра без жіночої мотивації. І знову ж таки - хавчик! Його треба або вирощувати, або купувати, або клянчити. Перші два пункти в них неможливі по опрєдєлєнію, а "гум-конвої" з кацапстану не бесконєчні, бо їм самим жерти скоро нічого буде. Донбасянє должни пережить одну або дві зими з талонами на дрова та все інше. Ну, шоб понять. Це такий собі "заповєднік гоблінів", полігон, резервація для краснокожих. Я думаю, нічого з ними воювать, вони ж вишиванки не вдінуть і співати наш гімн не будуть. Вони бо інші трошки. Як то не пєчально, але кордон фактично змінився - чи то візьме їх путєн, чи вони гордо будуть "самостоятєльнимі странамі". Нехай поживуть самі. Тіки без нашого вливання пенсій, води, газу та всього іншого. Навіщо? Хай поживуть в русскамъ мірє.

Вже зараз за їх рахунок в Україні вибрали значно менше ригів та красножопих до парляменту. Це ж чудово. Населення вже більше 50% хоче в НАТО. Теж класно. Євросоюз - нафіг, бо по-перше нас туди не візьмуть, а по-друге, шо з нього за користь, там вже арабів більше за вікінгів... В США скоро республіканці викинуть барака-хусейна на гаваї та виберуть нормального злого на росію фермера, який перекриє кацапам інтернет та форекс, лампочки та телефон, щоб ті не відволікались від лучини та духовності.

І все буде добре. Для кожного з нас. Може, скинуть путєна - свої, калмики з бурятами. Може його задаве Кабаєва подушкою. Може ще щось. В них там часто щось топиться чи падає.

Крим та восточна Україна (не кажу "дамбас", бо його вже немає) повернеться разом з Доном, Кубанню та різними Курськами-Воронежами-Бєлгородами. Ми подумаємо, брати назад, чи ні. Одним словом, полігон перековки мізків запущено. Великому кораблю - велика торпеда. "Прощай земля, в добрий путь".

А ми почекаємо.

среда, 30 июля 2014 г.

О пользе укров

Признаюсь честно: мне поначалу было неприятно слышать это словечко. Любой национальный пейоратив, любое обзывательство попахивает хамством. Даже из уст любителя макарон слово "макаронник" в отношении итальянца - ну, некрасиво как-то.
А что уж взять от слова "укр", которое наши совковые друзья - как российского, так и отечественного разлива - произносят с таким выражением лица, как будто мышь лимоном закусили.

Даже хотелось бить за него в морду.

Теперь - не хочется. Надо, конечно, но не хочется. Так что если бить - то не с раздражением, а с гордостью. И вот почему

Вообще собирательных образов украинцев и сопутствующих им обзывательств в совковой голове сразу несколько. Некоторые устарели, некоторые - нет.

Взять, например, хохла. Вот сказал - и сразу понятно. Это такой Микола, веселый, но неглубокий, скачущий рядом с размеренно идущим вдумчивым русским Иваном. Это тот украинец, которого русские любят: веселый брат-дебил без амбиций, простячок с сельским колоритом, говорящий на ядреном суржике. У него еще жена есть, Галя, которую неплохо потрахивать, пока молодая и стройная, и к которой неплохо ходить в гости на вареники, когда с возрастом растолстеет. Хохлушка-хохотушка. С точки зрения совка это - правильные украинцы. Его печалит, что ими из современных украинцев никто не хочет быть.

С падением их популярности несчастного совка окружают все более злые личности.

Например, бандеровец и его чуть более современная модификация - правосек. Тут все понятно. Он обязательно из Львова или Тернополя (хотя, как показал опыт грузинской войны, если русского журналиста заставить выдумывать бандеровцам имена, будут не ярко-галичанские Романи Стеціви и прочие Ганни-Стефанії Рудьківські, а более привычные центральноукраинские Иваны Бондаренко да Галины Тимченко). Обязательно католик (как вариант - униат). Увешан фашистской символикой, говорит только по-украински, ненавидит все русское, в свободное от кровопролития время работает гастарбайтером.

С точки зрения совка, это - худшее из воплощений украинца. Само слово "бандеровец" в его лексиконе есть ругательство, и он искренне удивляет, как человек может себя таковым называть.

Но человек может. И многие украинцы называют - как просто для того, чтобы подчеркнуть свою любовь к независимости страны, так и в силу действительного уважения к Степану Андреевичу. А иногда просто троллинга ради.

Долгое время пейоратив "бандеровец" был тем самым словом, которое украинцы-патриоты с радостью примеряли не себя. Но оно не лишено недостатков.

Во-первых, это уже анахронизм. Ну сколько можно циклиться на сороковых годах прошлого века? Ладно русские, а мы?

Во-вторых, а если человек Украину любит, но ценности интегрального национализма не разделяет? Или вообще не сторонник правых идеологий? Ну бывает же такое: бывают патриоты центристских, левоцентристских, анархистских убеждений. Или просто люди, которые Степана Бандеру героем не считают - не из-за российской пропаганды, а, например, из-за того, что ОУН-УПА с "Полесской Сечью" сделала. Раньше еще можно было сказать "я не бандеровец, я петлюровец! (вариант - махновец)", но эти слова и вовсе устарели еще при наших бабушках. А "мазепинец" и вовсе звучит, как привет из среднего палеолита.

Но вот недавно появился укр, он же укроп. Это тот самый абстрактный враг, родившийся тогда, когда даже до самых тугоумных представителей Донецкой Инородной Республики и сочувствующих им российских диванных воинов дошло, что воюют против них все-таки не исключительно "правосеки" вкупе с иностранными наемниками, но сборная солянка злобных украинских патриотов и военнослужащих. Это и правосек, и днепропетровский десантник, и вся остальная злобная рать, ополчившаяся на стрелковскую белогвардейскую хлеборезку и болотовское запойное царство. Это ребята, которые приезжают на танках на свободный Донбасс и расстреливают беременных ветеранов Беркута фосфорными бомбами в упор. Во имя Америки и еврейских олигархов уничтожают последний оплот советской чести и белогвардейского достоинства, особо тщательно охотясь за мирным населением. Короче, страшные люди.

И тут мы должны сказать: этот образ обладает массой позитивных (естественно, с нашей, а не с ватной, точки зрения) характеристик!

Во-первых, укр современен. Это уже большой бонус относительно предыдущих. У него в руках не коса и не машингевер, а ПКМ, а то и вовсе снайперская винтовка от "Зброяра". Едет он не на телеге, а на БТР-е, а то и на танке. Он убивает мирное население и героических ополченцев не саблей и пистолетом, а тяжелой самоходной артиллеристской установкой и реактивным штурмовиком.

Во-вторых, укр космополитичен и не страдает местечковостью. Он может говорить по-русски, жить в Днепропетровске и носить пейсы. Он может быть татарином и армянином, христианином (пусть раскольником или католиком), мусульманином и агностиком,

В-третьих, укр не привязан к иной идеологии, кроме, собственно, верности Украине и Западу. Ни к братству народов, ни к интегральному национализму, ни к социал-демократии или анархии разлива десятых годов двадцатого века. На его знаменах может быть и "Naціональна Ідея", и архистратиг Михаил, и герб украинского ВДВ, а одет он может быть и в зеленое, и в черное, и хоть в маскхалат "Кикимора" - последние укры особенно опасны.

В-четвертых, укр от Русских Людей не бегает. Он бегает за ними. Он не прячется в лесу, а едет по нему на танке. Он стреляет не в спину, а в лицо, в яйцо и два раза в корпус. Это русский человек спасается от него стеной, маневром и другим русским человеком. В особо сложных случаях объясняя себе, что там все же наверняка пиндосские наемники, укры не могут так воевать.

А теперь скажите мне: ну разве укр не душка?

Бытие укром открывает много перспектив. Например, укру не обязательно вступать в споры. Он же по определению фашист и каратель.

- Что вы имеете против русских?!

- Бронетехнику, артиллерию, авиацию...

- У меня дядя в Горловке вступил в ополчение и будет вас, козлов, рвать!

- Хана твоему дяде.

- Да как вы можете!

- Можем.

- Вы сбили Боинг и свалили все на русских! Вы используете фосфорные бомбы против мирного населения! Вы распяли мальчика в Славянске!

- Да, подруга, мы такие. Лучше сразу уезжай в Россию. Фосфорные бомбы - это очень больно.

Согласитесь, значительно экономит время и нервы. Вы не сможете убедить человека, считающего журналистами Киселева и Шария, в том, что вы не людоед. Вы не сможете внушить ему мысль перестать вас ненавидеть. Так не мешайте хотя бы вас бояться. В нужный момент можно даже причмокнуть.

Укр? Пусть будет укр.

Виктор ТРЕГУБОВ

пятница, 21 марта 2014 г.

МАША И ТРИ МЕДВЕДЯ

Evgeny Komarovsky


Десятки писем с вопросом:
— Как объяснить детям все то, что происходит?
Да тут и взрослым толком объяснить не получается…
Попробую все-таки рассказать сказку.

***

МАША И ТРИ МЕДВЕДЯ
(сказка для взрослых)

Маша росла в не очень дружной, но многодетной семье. Однажды все члены семьи переругались и решили жить отдельно. Как смогли, поделили семейные ценности и разошлись.

И достался Маше огромный пистолет, и с этим пистолетом стала Маша жить в лесу.

Не по себе стало лесным зверям: Маша молодая, глупая, а тут пистолет, чуть ли не самый большой на весь лес!

И пришли к Маше три медведя. И говорят: «Не пугай ты нас, Машенька! Зачем тебе пистолет? Кого тебе в нашем мирном лесу бояться? Отдай его нам, а мы за это будем тебя всегда и от всех врагов защищать!» Маша, как вы помните, молодая была да глупая, поверила она трем медведям и отдала пистолет.

Жизнь у Маши в лесу не очень удачная получилась. И не потому, что лес страшный — Маша во многом сама виновата, такое уж у нее воспитание было. Маша и умненькая, и симпатичная, и трудолюбивая, но с поведением проблемы — в общем, плохо себя Маша вела. И гуляла, и обманывала, и деньги одалживала (а отдавать не торопилась), и даже за собой толком не следила: неухоженная, нерасчесанная, неумытая, одежда несвежая...

Иногда Маша пыталась взяться за ум. Однажды совсем по-серьезному взялась: купила себе новое оранжевое платье, умылась, причесалась, но хватило ее ненадолго, опять за старое взялась! Опять врала, гуляла, воровала… Заболела в конце концов, слегла. И когда слегла, поняла наконец! Надо из леса выбираться! Иначе погибель. И встала она, и побрела, и тут оказался на ее пути один из тех трех медведей. Злой какой-то: «Ты, — говорит, — ладу себе дать не можешь и не в тот лес идешь». А потом как зарычит и откусил Маше ручку! Да, немытую, да, ненаманикюренную! Но Машину!

Закричала Маша: «Помогите, спасите!» На крик другие медведи прибежали.

— Что ж это делается! — кричит Маша. — Вы ж обещали меня защищать! Вот смотрите — ручка откушена!

— Ой, как нехорошо, — сказали два медведя. — Ой, как он неправильно поступил. Не переживай, Машенька! Мы ему покажем! Мы теперь с ним… не будем разговаривать! А еще мы не пустим его в наш лес ягоды собирать!

— Да при чем тут ваш лес! — кричит Машенька. — Вы ж обещали защищать меня, я поверила, пистолет свой любимый ненаглядный вам отдала…

— Ну чо орать так из-за руки! Вот если тебе голову откусят или ногу — тогда мы ему точно покажем.

И разошлись они.

А что было дальше? Чем же сказка закончилась? Это пока никому неведомо…

Сказка продолжается: Маша бредет по лесу, спотыкается, но бредет. Один из медведей (тот, который кусачий) сказал, что другие Машины части тела ему не особо интересны, но если Маша и дальше будет болеть, придется откусить. Два других медведя Машу по возможности подкармливают, к выходу из леса подталкивают. А как оно будет в чистом поле — это пока никому неведомо, ибо не знает никто, сможет ли Маша жить по новым для нее, нелесным, правилам…


P.S. Детская версия сказки отличается от взрослой версии исключительно меньшей кровожадностью. Откушенная рука заменяется на любимую Машину косу — немытую, нерасчесанную, но все равно Машину...

пятница, 21 февраля 2014 г.

Русский взгляд: обретение Украиной независимости глубоко закономерно.

"Все-таки в отношении русских к украинцам, к Украине таится что-то ключевое, судьбоносное – для нас, русских. Для украинцев Россия тоже значима, но только как точка отталкивания, помогающая осознанию своей, украинской, инаковости.

Для русских же Украина, напротив, точка постоянного притяжения, ревнивого внимания, объект поглощения как чего-то «исконно своего» и переделки по собственному образу и подобию. Ничто так не раздражает русских, как очевидные различия с украинцами в языке, менталитете, культуре, историческом опыте. Если русские и признают эти различия, то лишь на уровне различий, скажем, между Владимирщиной и Рязаньщиной, но никак не на уровне отношений двух разных народов.

Известно мнение, что Россия без Украины в имперском плане ущербна. Что-то в этом же духе говорил Бжезинский, да и не только он. Эта мысль верна. Но дело даже не столько в экономическом и геополитическом значении Украины для Москвы. Дело прежде всего в том, что на традиционном русском отношении к Украине, по сути, держится русское имперское сознание, благодаря которому российская империя, пусть и в урезанном виде, все еще существует. Подчеркиваю: именно отношение к Украине – не к Балтии, не к Кавказу – является определяющим для русского имперского сознания. Как только русские откроют для себя, что украинцы это ДЕЙСТВИТЕЛЬНО другой народ – российский имперский миф рухнет, а с ним неизбежно кончится и империя.

Надо сказать, что на словах русские всегда готовы признать, что украинцы – народ, но – внимание! – «братский народ». За этой лукавой формулой кроется твердое убеждение, что мы – русские и украинцы – ОДИН народ, призванный жить в одном государстве со столицей в Москве. Говоря о «братском украинском народе», большинство русских воспринимают украинский язык и само украинство как досадное историческое недоразумение, исторический вывих, возникший благодаря зловредному влиянию Литвы и Польши. И при этом русские не задаются вопросом: а может, вывихом-то являются они сами?

Исторически вывихнуты как раз-то мы, русские. Нас вывихнула татарщина. Еще в ХIII веке наметились два противоположных исторических вектора, определивших дальнейшее формирование украинского и русского народов. Первый вектор – борьба с Ордой в союзе с Европой, второй – борьба с Европой в союзе с Ордой. Персонифицировались они соответственно в личностях Даниила Галицкого и Александра Невского. Первый вектор – естественен и логичен в культурно-историческом плане. Второй вектор – глубочайшее извращение с далеко идущими последствиями: культурными, государственными, историческими, психологическими, нравственными. И если король Даниил – знаковая фигура Украины, то приемный ханский сын Александр Невский – знаковая фигура России, ее «имя». Таков исток нынешних русско-украинских отношений. Уже после этого говорить о «двух братских народах» не приходится. Цивилизационная вражда предопределена уже этими двумя историческими личностями.

Их можно назвать народообразующими. Насколько Даниил Галицкий непохож на Александра Невского, настолько украинцы непохожи на русских – в своем отношении к праву, свободе, собственности. Если украинское самосознание исторически тяготеет к Европе, то традиционное русское самосознание воспринимает Европу с большей или меньшей степенью враждебности, недоверья и зависти, оборотной стороной которой выступает мессианская кичливость и обличительный пафос в отношении «прогнившего Запада». Европа для русских – это «потерянный рай», откуда их вырвали татарским арканом. Именно конфликт между изначальной европейской природой и навязанным азиатизмом истории и государственности определил русский психотип, все его комплексы и фобии. Все русские неврозы – от пьянства до большевизма – отсюда. Утратив Европу, русские захотели ее не просто забыть – они решили ее возненавидеть, возлюбив при этом свое историческое несчастье, весь этот навязанный им судьбой азиатизм. Это психологическое и умственное извращение называется русским патриотизмом. Украина же, благодаря Литве и – да, да!- Речи Посполитой, сохранила в себе причастность к Европе, сохранилась как Русь в подлинном смысле этого понятия. А мы переродились в Московию, утратив исконную цивилизационную идентичность. И вот это-то и является предметом нашей русской, точнее московитской ревности, определяющей наше отношение к Украине.

Еще на Переяславской раде (1654), на пресловутом «воссоединении», надо сказать, весьма вынужденном со стороны казаков, встретились два разных народа, говорившие на языках разных культур. Мало кто знает, что в Переяславле казаки, соглашаясь дать присягу московскому царю, настаивали, чтобы и он, в свою очередь, присягнул казакам в соблюдении их вольностей. То есть казаки заявляли себя носителями типично ЗАПАДНОЙ правовой культуры. Разумеется, это вызвало негодование московской стороны, заявившей, что «у нас не повелось, чтобы цари давали подданным присягу, а вольности ваши Государем соблюдены будут». Видать, веры Москве у казаков особой не было: четыре полка царю в Переяславле так и не присягнули…

Как Россия «соблюла» казачьи вольности, хорошо известно: всеми силами она старалась устранить украинское «историческое недоразумение». Уже вскоре после Переяславской рады началась московизация Украины: насаждение воевод, сворачивание городского самоуправления, притеснение казачества, поощрение доносительства и т.д. В 1662 году был создан Малороссийский приказ, находившийся в непосредственном подчинении у царя. Через него царь утверждал претендентов на гетманство, сажал воевод по украинским городам, строил крепости в Украине, направлял действия московских и казацких войск. Кроме того, это ведомство надзирало за деятельностью гетмана и контролировало все контакты украинцев с Московией. О Переяславских соглашениях в кремле уже и не вспоминали.

Потом был показательный геноцид в Батурине (1708) – ответ Петра Первого на попытку гетмана Мазепы отстоять остатки суверенитета Украины. Потом последовали два уничтожения Запорожской Сечи – Петром и, окончательное, Екатериной. Потом было превращение Украины в набор типовых губерний, царская политика русификации и, наконец, сталинский Голодомор как средство подавления украинского национально-освободительного сопротивления. А совсем недавно, во времена Виктора Ющенко, мы видели, как Москва боролась с украинским «историческим недоразумением» путем манипуляций с газпромовскими заглушками.

Конечно, казакам в ХVII веке не стоило вступать в столь острую конфронтацию с поляками, которые в цивилизационном плане были гораздо ближе казачеству, чем московиты, несмотря на их православие. В свою очередь и гордым полякам надо было понимать, что от их конфликта с казачеством выиграет только Москва. Конечно, требовалась федеративная и правовая реформа Речи Посполитой, состоявшей лишь из двух субъектов – Польши и Литвы. Требовалось признать третий субъект – Украину (Русь). Так и произошло при заключении Гадячской унии (1658). Но, увы, поздно: ненависть казаков к «ляхам» была уже слишком велика, и проект провалился. Возникни он пораньше – и у Украины были бы все шансы существовать сегодня в качестве полноценного европейского государства. Да и наша, русская, судьба сложилась бы иначе, поскольку без Украины Россия вряд ли превратилась бы в монструозную империю, в конце концов разродившуюся большевизмом. Московия неизбежно вошла бы в состав более цивилизованного и сильного соседа. И мы, русские, жили бы сейчас в Европе, не имея за спиной ГУЛАГа и прочего гнусного исторического опыта. И сама история Европы была бы иной…

Итак, «два братских народа». Но, как видим, в конечном счете культурно-исторические генезисы русских и украинцев совершенно различны, даже противоположны. Мы, русские, конечно, братья украинцам, но братья, подвергшиеся некой неприятной мутации. Мы опасны, как будто несем в себе какую-то разрушительную заразу, и потому нас инстинктивно сторонятся все, кто живет западнее: украинцы, прибалты, а теперь и белорусы. Зато Китай приваливается к нам все плотнее…

Наряду с идеей «двух братских народа», существует уж совсем оголтелая ура-патриотическая «концепция» «триединого русского народа», якобы состоящего из великороссов, малороссов и белорусов. Эта мифологема рассыпается при первом же внимательном рассмотрении. Языковая близость? Уверен, что большинство из адептов идеи «триединого русского народа» не смогут понять большую часть разговорных фраз на украинском языке. Языковые различия между русскими и украинцами очевидны и значительны. Языки у них, конечно, родственные, но, скажем, сербский язык тоже весьма родствен русскому, однако никому из нормальных людей не приходит в голову считать сербов и русских одним народом. Кстати, у сербов и хорватов язык вообще один и тот же, но народы эти, несмотря на общий славянский корень, отнюдь не братские, а цивилизационно разнонаправленные. Скажут: их разделила религия. Хорошо, возьмем сербов и черногорцев – один язык, одна вера. Различий между ними в сотни раз меньше, чем между русскими и украинцами. Тем не менее, несмотря на великодержавное стремление Сербии рассматривать Черногорию как свое продолжение – не более! – черногорцы считают себя отдельным народом с собственной историей и культурой. Не буду здесь вдаваться в подробности, но, вероятно, мало кто знает, что примерно в 1920-26 гг. черногорцы вели партизанскую национально-освободительну
ю войну против сербской армии, оккупировавшей Черногорию под предлогом братской помощи. И если уж такие «близнецы-братья» как Сербия и Черногория в конце концов расселились по отдельным квартирам, то что говорить о России и Украине?!

В заключение нельзя не затронуть еще один момент. Жаркий русско-украинский спор разворачивается на историософском, экономическом, политическом полях. Это большой спор об Украине как таковой, о ее суверенитете и состоятельности. Идет он и на поле культуры. Здесь, пожалуй, главной стратегической «высоткой», за которую борются русские, является имя и наследие Гоголя. Аргументация русских ура-патриотов такова: Гоголь писал на русском языке, называл себя русским – значит, никакой особой украинской идентичности не существует, можно говорить лишь о неком «областном» малоросском своеобразии, эдаком этнографическом оттенке. Разумеется, это обычная уловка, призванная оправдать имперскую политику в отношении Украины и само существование империи. Пора, наконец, сказать правду: Гоголь типологически (я уж не говорю о происхождении) чисто украинский писатель, имевший еще и польские корни, да, писавший на русском языке – в силу исторических и политических обстоятельств. Судьбу Гоголя предопределила судьба Украины в империи. Как еще мог сделать литературную карьеру талант, родившийся в колониальной провинции? Разумеется, надо было ехать в имперский центр, в Питер, писать по-русски, причем идеологически выдержанно. Скажем, на «Тарасе Бульбе» - козырной карте наших ура-патриотов – лежит явная печать политического приспособленчества. Как известно, было два варианта повести, и патетические слова о «русском царе» в предсмертном монологе Тараса появились лишь во второй редакции – по сути, Гоголь создал яркий, поэтичный псевдоисторический лубок, внеся весомый вклад в имперскую мифологему «воссоединения Украины с Россией». Но душевного комфорта Гоголю это не принесло. В России он мучился, изнывал. Его «Вечера на хуторе близ Диканьки» - это бегство в уже несуществующую Украину. По сути это плач об Украине, упрятанный в смех, в яркие южные краски, в сказочность, в полет стиля. Вспомним, как кузнец Вакула попал на прием к Екатерине II в составе делегации запорожцев, которые, предчувствуя свой скорый конец, прибыли в Петербург в надежде умилостивить «матушку государыню». Далеко не случайно Николай Васильевич свел вместе эти противоположные начала: ледяной имперский Петербург и огненных посланцев Сечи. В рождественскую пастораль Гоголь упрятал свою скорбь о погибшей казачьей вольности, об Украине…

Россия душила Гоголя, он рвался из нее, но куда ему было податься? В Украину, превращенную в Малороссию? Там он был обречен на убогое провинциальное прозябание. И тогда новой, идеальной Украиной для Гоголя стала Италия. В Италии он воскресал духовно, оттуда он писал откровенные письма, в которых «Россия, Петербург, снега, подлецы» шли в одну строку, через запятую. В Италии он «просыпался на родине». И чем все кончилось? Россия в лице попа-мракобеса Матвея задушила-таки Гоголя. Вот и вся его история вкратце.

Гоголь не смог или побоялся разобраться в себе, и это его сгубило. Жившее в нем украинско-польское самосознание (характерны его откровенные беседы с поляками в Италии) он старательно, но тщетно давил надстроечным русским самосознанием. Россию, ее холода, обывателей, чиновников, странную, безысходную историю Гоголь не любил, хоть и боялся в этом себе признаться. Отсюда и «Мертвые души» - эта фантасмагорическая фреска становится понятной именно в таком ракурсе. Создав ее, Гоголь испугался самого себя и шарахнулся в покаяние, к попам, в морализаторство, стал проповедником и убил в себе художника. Гоголь – это жертва России, она сожрала его. Украинский писатель, запутавшийся в своей русской судьбе, как птица в силках…

Что ж, подытожим. Нам, русским, пора осознать, что обретение Украиной независимости глубоко закономерно. Это историческая справедливость, с которой необходимо не просто смириться – нам надо ее понять и принять. Понимание, что Украина действительно другая страна, настоящая заграница – вот ключ к нашему самопознанию, самокритике и самоосвобождению, предпосылка зарождения новой русской ментальности без имперских и антизападных стереотипов. Если это произойдет, все наше видение истории и мира изменится. Украина как бы ставит перед нами, русскими, зеркало. Надо честно и бесстрашно вглядеться в него. И, как сказано в нашей же, русской, поговорке, «на зеркало неча пенять…»."

Алексей Широпаев

Отсюда: http://republic.com.ua/article/29375-Obretenie-Ukrainoy-nezavisimosti-gluboko-zakonomerno.html